Домой Общество Филолог Игорь Хворостяный об украинском русском : Возможно, имелись в виду...

Филолог Игорь Хворостяный об украинском русском : Возможно, имелись в виду территориальные варианты

Филолог Игорь Хворостяный об украинском русском : Возможно, имелись в виду территориальные варианты

Впрочем, по мнению нашего консультанта, если оценивать «на глазок» русский язык в Украине, то он не будет отвечать литературным стандартам языка в России.

На прошлой неделе дважды прозвучал один и тот же месседж: Украина не должна оставлять за Россией монополию на русский язык, она должна сохранять его своим и вообще, у нас-де «украинский русский». (см. «История вопроса»). Если с антимонополией «КП» в Украине» согласна, то словосочетание «украинский русский» поставило в тупик, и мы решили посоветоваться с языковедом. Нашим консультантом стал кандидат филологических наук Игорь Хворостяный.

Диалект – это не язык

Игорь, правда, что может существовать «украинский русский» язык?  Или «украинский французский»?

— С точки зрения филологии любой язык существует в нескольких вариантах. Первый – это язык просторечия, второй – литературный, который кодифицирован и закреплен в словарях, грамматиках, правописаниях.

Язык просторечия предусматривает территориальные и социальные варианты, которые не являются частью литературной речи. Проще говоря, диалекты. В Украине три больших группы диалектов, которые называют наречиями: южно-восточный, северный и юго-западный.

Очевидно, что люди, которые говорили об украинской версии русского языка, имели в виду территориальные варианты языков.

От себя скажу, что мне странно слушать такие заявления, потому что диалект не является языком. Он предполагает использование тех или иных слов. Например, «тремпель» — слово из юго-восточного наречия. У него есть версии: «плечико» или «вешалка».

Надо же, а многие говорят «тремпель» потому, что считают: это по-модному, по-заграничному.

— Это территориально закрепленная лексическая единица, которая чаще всего бытует на Харьковщине. Все эти диалекты никак не касаются литературного языка. Литературный язык – это наддиалектность. Он должен быть понятен всем людям, живущим в стране.

Литературный русский встретить трудно

А литературный русский язык каким может быть в Украине?

— Русский язык в Украине, так же как другие языки национальных меньшинств, далек от литературного варианта. Но тут тоже нужно брать во внимание, какой русский мы имеем в виду. В Москве и Петербурге он тоже разный. Есть литературный вариант, который обслуживает функции государства России. Также в Украине, независимо от территории, литературный язык обслуживает все государство.

Так вот, если оценивать «на глазок» русский язык в Украине, конечно, он у нас не будет отвечать литературным стандартам языка в России. Потому что содержит много украинизмов.

Вот еще пример: гекание на Харьковщине или в Донецкой области: «гаварила».

Или шокание в Киеве?

—  Да, но это естественные процессы для языка. Если три языка из одной группы, как украинский, российский и белорусский, взаимодействуют, они всегда будут влиять друг на друга.

Литературный русский язык я очень редко встречал в быту. Исключение составляли образованные носители речи – филологи, преподаватели, возможно, журналисты. На улице литературную речь точно не услышишь.

Но говорить о том, что образовался отдельный язык – некий украинский вариант российского — с точки зрения филологии абсурдно.

Что такое суржик и чем он плох

Так, может, время признать «украинским русским» наш знаменитый суржик?

— Филологи вокруг этого вопроса ломают копья не одно десятилетие. Давайте пойдем от самого слова «суржик». Это понятие заимствовано из агросферы — смесь пшеницы или ячменя высших сортов с низшими. То есть снижение качества продукта.

Языковедами суржик признается как что-то свойственное не очень образованным людям. Тем, кто не знает, какой должна быть норма. Выводить суржик в ранг языка – это то же самое, что подгнивший помидор положить на витрину и написать «высший сорт», привезенный из какой-то области.

Несовершенство нельзя признавать, как отдельный язык.

—  Когда наши русскоязычные политики начинают говорить на украинском языке, часто получается «бімба».

— И это на многих уровнях. На лексическом, фонетическом. Разобрать, какой язык родной для человека, а какой не родной, можно сразу.

Так стоит ли взрослым людям, которые более-менее владеют одним языком, переходить на несвойственный, чтобы резать слух?

— Я последовательно придерживаюсь такого мнения: в государстве Украина государственный язык – украинский, это закреплено в Конституции.  Государственные служащие, учителя, преподаватели и политики непременно по роду своих занятий обязаны владеть государственным языком на достойном уровне. Или не идти в политику.

 — А если уже пришел? Вот Арсен Аваков называет себя русскоязычным украинским националистом.

— А я нигде не сказал, что человек, говорящий на русском, не патриот. Не нужно делать на этом спекуляцию. Я говорил только про долг государственных людей. Если человек берет на себя некоторые функции, то он должен учиться, чтобы отвечать требованиям.

На руку противникам

Мы же понимаем, что, когда поднимается языковой вопрос, он рассматривается не в филологическом, а политическом аспекте. Какой русский язык нужно сохранять?

— Отвечу тоже вопросом: а какой русский язык испытывает притеснение? Разве есть проблемы с русским языком в Украине?

После «языкового» закона, многие уверены, что да. Этим законом мы дали возможность противникам Украины говорить о дискриминации, о принуждении.

— В том, что вы сказали, уже заложен внутренний парадокс. Ни одному человеку в Украине закон не запрещает в быту, в своей свободной жизни, общаться на том языке, на котором он считает нужным.

Но я приведу пример из своей жизни: как носитель украинской речи я был долгое время лишен возможности, чтобы меня обслуживали на родном языке. Мне говорили: а что — нормально нельзя сделать заказ, на нормальном языке?

Получается, чтобы не создавать манипуляций вокруг русского языка, нужно меня лишить права получать обслуживание на украинском.

Так где золотая середина? Вот Арсен Аваков заявил, что «русский язык – не торговая марка» для России.

— Я филолог, и я не совсем компетентен комментировать слова министра Авакова. Это политическое заявление. Единственное, что могу сказать, что пора прекратить спекуляции. Закрепление функционала государственного языка не является признаком угнетения других языков.

И все это про политику

Есть страны, где существует несколько государственных языков.

— В этом контексте обычно приводят в пример Швейцарию. Но там ситуация от кантона до кантона тоже неодинаковая, и не все так просто с четырьмя государственными языками. Если в одном кантоне государственный язык отличается от соседнего, то в обоих обязаны знать оба языка. И там много общественных движений, которые против этого.

Говорить, что Швейцария очень счастливо живет в ситуации многоязычия, тоже не приходится.

Может, она просто счастливее живет.

— Думаю, что это связано с социальным благополучием населения, а не с языком.

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

Первым поднял тему «украинского русского» министр МВД  Арсен Аваков, заявивший, что «любой язык живет и развивается в мире его носителей…» И что «в условиях подлой гибридной войны… мы не только можем, но и обязаны использовать русский язык для контрпропаганды».

Второй тему развила пресс-секретарь президента Юлия Мендель, выступая на государственном канале «Дом» для жителей временно оккупированных территорий: «Россия не является монополистом русского языка» и «надо громко заявить, что в Украине есть «украинский русский язык».

ДОСЬЕ «КП» В УКРАИНЕ»

Игорь Хворостяный окончил Институт филологии Киевского национального университета им. Тараса Шевченко, учитель украинского языка и литературы. Автор книги «Українська мова, лайфхаки» — помощь выпускникам школ, которые готовятся к ВНО. Авто пособий, онлайн-курсов по украинскому языку, ряда научных и научно-популярных статей. Кандидат филологических наук.