Домой Общество Война как вызов и консолидация

Война как вызов и консолидация

Война как вызов и консолидация

Военный конфликт остается главной темой, волнующей украинское общество

Согласно данным опроса Международного фонда избирательных систем (IFEC), большинство украинцев – 70 процентов – считает главной проблемой страны войну. О коррупции как о главной проблеме говорят 53 процента опрошенных, об инфляции – 56 процентов.

Эти результаты демонстрируют, что военный конфликт остается главной темой, волнующей украинское общество – несмотря на усилия российской пропаганды и части представителей украинского политического и общественного спектра перенести акцент на внутренние проблемы страны. Коррупция, промедление в реформах, бедность – все это действительно очень серьезные проблемы для любого общества. Но когда государство находится в состоянии непрекращающегося конфликта, когда оно не контролирует часть своей территории, когда гибнут люди, когда упростился доступ к оружию для любого, кто хотел бы его заполучить, когда невозможно просчитать дальнейшие действия агрессора – то что является главным? Война или политика? Война или экономика? Война или инфляция? Не понимать приоритетов – все равно, что советовать человеку, заболевшему смертельно опасным заболеванием, немедленно избавиться от насморка или чесотки. Конечно, насморк не дает возможности нормально жить, чесотка – тем более. Но если человек завтра умрет – какое кому будет дело, что у него там чесалось? И самое главное – какая ему будет разница?

Проблема многих украинских политиков и общественных активистов в том, что они живут сегодняшним днем. Они хотят быть избранными. Они хотят обеспечить  финансирование собственных проектов. Они делают вид, что работают в обычной стране, которая нуждается в реформах – этакой Польше начала 90-х. Я посмотрел бы на польские реформы в ситуации, когда Поморское воеводство было бы оккупировано  силами Балтфлота, а толпы на московских улицах орали бы “Сопотнаш”. Главной польской реформой тогда была бы реформа армии. Главным общественным запросом – прекращение войны. А Бальцерович – что ж, Бальцерович появился бы уже после победы. И это даже не нужно доказывать – довоенная Польша, Польша Пилсудского развивалась именно так, в постоянном противостоянии агрессору. Невозможно подражать Польше 90-х, когда ты сам находишься в ситуации Польши 20-х.

И это, наконец, необходимо увидеть каждому, кто думает о будущем страны, а не о собственной карьере. И понять, что даже в карьерном смысле будущее обеспечено именно тем политикам, кто ассоциируется с предотвращением войны, а не с удачным реформированием страны. Реформаторы – быстрые или медленные – в условиях военного конфликта обречены на забвение. В политике и общественной жизни останутся только те, кто сможет победить или хотя бы добиться прочного мира. 

Источник