Домой Общество Владимир Гройсман: Парламент должен стать «фабрикой», которая будет производить качественный продукт в...

Владимир Гройсман: Парламент должен стать «фабрикой», которая будет производить качественный продукт в виде законов

Владимир Гройсман: Парламент должен стать "фабрикой", которая будет производить качественный продукт в виде законов

Владимир Гройсман
фото:Еспресо.TV

Председатель Верховной Рады Владимир Гройсман в эксклюзивном интервью программе Эспрессо.TV «Вечерний телеэкспресс» — о жизненной позиции, политической измене, знаменитых часах и ответственности перед людьми

— Вам собрали Верховную Раду, можно сказать, из чего было: много разных людей, разных интересов, сил, течений. Как Вам как профессиональному управленцу и политику работать с этим составом ВР? Чего хотите Вы и они?

— Нас должно объединять, что бы мы хотели сделать в Украине, какой она должна быть. На самом деле я почти десять лет работал городским главой, затем менее года вице-премьер-министром и сейчас являюсь главой Верховной Рады, и я всегда считал, что любая должность является инструментом, инструментом внедрения тех или иных решений. Если человек умный, способен совершать качественные, профессиональные изменения, эти решения всегда являются положительными, возможно даже, на первый взгляд, сначала они не очень позитивными кажутся, но в перспективе они дают соответствующие качественные изменения и сдвиги.

Я пошел работать в центральную власть с одной целью: считаю, что должны менять страну, внедрять качественные европейские реформы. Поэтому сегодня я проникаюсь реформами. Возможно, не все так просто происходит в самой Верховной Раде, но хочу подчеркнуть, что Верховная Рада во многих случаях демонстрирует способность принимать ответственные решения. Можно привести примеры: первое — решение о рекструктуризации внешних долгов Украины. Это очень ответственное решение и не очень популярное, наверное. И решение о поднятии социальных стандартов. Поднять соцстандарты все готовы, а что касается реструктуризации и многих других решений, то здесь нужна государственная позиция. Как мы видим по результатам голосования, решение является положительным. Или сформировать пакет законов, которые строят механизм эффективной борьбы с коррупцией, – здесь парламент тоже является достаточно бескомпромиссным. Понятно, что есть разница: во-первых, принять решение и, во-вторых, его реализовать.

— Но, в принципе, чего больше — комфорта или головной боли в Вашей работе? Когда что-то готовишь, делаешь, не принимают… Есть ли такое какое-то окрыление?

— Я не думаю, что во власти надо искать комфорта. Наоборот, во власти должно быть не очень комфортно, поскольку любой разрыв комфортности побуждает человека двигаться. Важно не то, насколько ты чувствуешь ситуацию, а насколько ты окажешься способным проводить те или иные изменения. По-разному бывает, иногда конструктивные, иногда мы видим, что есть и деструктив определенный среди депутатов парламента. Но я глубоко верю в то, что большинство украинских парламентариев способны сегодня к профессиональной, качественной работе.

Понятно, что есть и деструктивные силы, которые мы видим с экранов телевидения, поскольку парламент работает в онлайн-режиме. Это единственный орган власти, который постоянно работает под наблюдением видеокамер и журналистов.

— Вы сегодня себя чувствуете авторитетно в своем кресле? Ощущаете должное уважение к Вам как к спикеру и как к политику?

— Как к личности я ощущаю уважение. И сам демонстрирую уважение к своим коллегам, но это же вопрос не уважения и неуважения, это вопрос воспитания. Я еще раз подчеркиваю, что большинство депутатов Верховной Рады абсолютно нормальные, воспитанные и профессиональные люди. Но есть и другие, которые могут постоянно демонстрировать неуважение. Я считаю, что это их недостатки, людей, которые являются не совсем профессиональными, преданными, очень популистскими. Мне их жаль, потому что для них это судьба, уровень сознания, воспитания. Ни одного факта не было, чтобы такие неуважительные вещи приводили к успеху.

— Иногда хочется услышать, что кричат депутаты, что от Вас требуют, бумажки Вам бросают, а Вы им отвечаете. Не происходит ли каких-то грубых вещей, которые Вас обижают, и насколько Вы выдерживаете давление в таких условиях?

— Я вообще человек уравновешенный, не обращаю внимания на, возможно, иногда и припадки некоторых людей. Понимаете, чуть меньше 450 человек сегодня работают в сессионном зале, каждый из них является личностью, у каждого из них есть свои успехи и неудачи, у каждого есть свой жизненный опыт и у каждого он совершенно разный, у каждого свой характер, и понятно, что когда все это накладывается на то, что народный депутат Украины полностью независимый ни от кого в принципе, то сплотить такой коллектив достаточно сложно. Здесь должно быть двустороннее движение, которое побуждает к ответственности всех сторон.

Но иногда депутаты могут что-то требовать и ставить какие-то вопросы – это естественно, иногда переходить за грани разумного, культуры и воспитания. Мне таких людей, еще раз хочу подчеркнуть, просто жаль, поскольку они показывают свой низкий уровень и у них нет перспективы, просто их такая судьба – пытаться криком или шумом чего-то добиться, это не всегда является эффективным. На меня это никак не влияет, я достаточно уравновешенный в этом вопросе. Я подчеркиваю, что очень важно через дискуссии, дебаты, обмен мнениями, приходить к решениям, которые позволят Украине стать настоящей европейской страной. И это является принципиально важным. Мы же пришли в парламент не для того, чтобы сесть в кресла и говорить, кто лучше или хуже, а для того, чтобы как следует работать. И свою роль в этом я вижу следующей: реформа именно украинского парламента. Он должен быть публичным, открытым, качественным, доступным для граждан. Далее, я об этом говорил и ранее, украинский парламент должен перестать быть такой "типографией", которая печатает не совсем качественную продукцию, а стать качественной "фабрикой", которая будет производить качественный продукт в виде законов.

— Один из законов, которые Вы защищаете и на принятии которого настаиваете, это закон "О государственной службе". В первом чтении принят еще весной, летом должны были выходить на второе чтение. Какая ситуация сейчас с ним и почему он действительно важен?

— Мы должны дать себе ответ: мы хотим, чтобы госслужащие были дилетантами, которые постоянно ищут себе левый заработок, или же хотим, чтобы госслужащие, во-первых, чтобы их не было в большом количестве, но и оптимальное количество было бы профессиональным, способным продуцировать соответствующее качество жизни в Украине.

В этой системе, которую мы имеем сегодня, мы порождаем дилетантов, безответственность, и, к сожалению, много вещей, в том числе коррупционных, у власти именно потому, что у нас нет настоящей качественной системы государственной службы – такой, какую имеют все европейские страны.

Поэтому закон "О государственной службе" является системой отбора, продвижения по службе, гарантий профессиональной государственной службы и оплаты труда соответственно. Хочу сказать про еще одну угрозу важную: мы имеем проблемы с судами, с коррупцией, но есть еще одна болезнь, которая является плесенью на нашей стране – это популизм. Посмотрите на чем у нас растут политические симпатии. На том, что кто-то вышел и сказал, что надо жить хорошо и он это сделает, чтобы так жили. Но я что-то не помню за десятки лет, чтобы политики, которые так говорили, приходили бы к большой успешности. Надо научиться говорить людям объективные вещи, по крайней мере, как это ты исповедуешь, как ты об этом думаешь. В данном случае мы понимаем, что все, что не доплатит государство госслужащему, он украдет, возьмет взятку, или будет каким-то образом устраивать коррупционные вещи. Мы не хотим жить в таком государстве. Должно быть оптимальное количество людей, которые получают нормальную заработную плату, в которых есть высокие критерии оценки их деятельности, в которых есть гарантия, что они будут работать и отдаваться своему делу и быть в службе. Но критериев работы такой профессиональной службы должны быть несколько: развитие экономики, способность обеспечить качественные зарплаты украинцам, достаточно нормальная пенсия и еще один показатель – это продолжительность жизни украинцев. Когда мы выстраиваем качественную работу служб, когда мы понимаем, что весь хлам должны ликвидировать, а оставить только тех, кто могу продуцировать эти вещи, то нужно принимать такой закон.

— После принятия закона будет какая-то чистка в рядах госслужащих?

— Не может быть чисток. Мы прошли уже несколько раз различные этапы чисток. Приходит один министр, начинает всех выгонять, начинает набирать новых людей, только набрал, только начинают они понимать, что происходит, — уже меняют их министра и меняют их. Здесь важно разделить политические должности с должностями госслужащих, которые не зависят от того, какой политический состав правительства или государственной власти меняется. Поэтому этот закон важен и является в рамках, в том числе, нашего соглашения с ЕС об Ассоциации. И мы должны его принять, поскольку он является одним из важных законов формирования качественной системы управления государством.

— Насколько часто Вы общаетесь с президентом и являетесь ли Вы другом семьи президента?

— С президентом страны в общение тогда, когда это является необходимым в рамках нашей профессиональной взаимодействия, но я понимаю, что президент очень занятой человек и постоянно задавать много вопросов было бы абсолютно некорректно, у каждого есть свои обязанности, которые ты должен выполнять.

Что касается семьи, я знаком со всей семьей президента и могу сказать, что у нас абсолютно нормальные отношения с семьей.

— Есть ли у Вас цель в Вашей политической карьере не зависимо от того, кем Вы являетесь сейчас, где Вас хотят видеть Ваши партнеры, более опытные товарищи?

— Цель политической карьеры… Вы знаете, я не принадлежу к тем людям, которые являются карьеристами. Я еще раз могу подчеркнуть, Вы можете взять мои интервью десять лет назад и Вы это услышите. И я никогда этому не изменяю. Я всегда стараюсь называть вещи своими именами. Кто меня знает, верит и доверяет, кто меньше знает, просто по-разному к этому относится, но то есть правда и внутренняя позиция. Я считаю, если человек имеет высокие политические амбиции – это болезнь. Если человек имеет амбиции менять, чтобы ты мог себя реализовать в том или ином направлении – это абсолютно нормально и естественно. Этот вопрос надо рассматривать не где я, а от того, смогу ли я на той или иной позиции быть эффективным.

Я готов быть эффективным там, где есть необходимость и приносить пользу своему государству. Когда-то, когда мне было 28 лет, я принял для себя решение – служить верой и правдой людям, которые меня выбрали и делал это и делаю. Для себя я принял решение год назад – прийти служить на государственной службе, на центральный уровень, кстати, я никогда не хотел работать на центральном уровне. Если бы не такие тяжелые времена в Украине, возможно, я бы и не согласился. Но мы же понимаем, что если не изменить эту постсоветскую централизованную коррумпированную систему в Украине, то вряд ли нам удастся достичь успеха в целом. Поэтому очень важно, чтобы мы смогли побороть все наши комплексы, все наши проблемы, которые есть в Украине системные и дальше, самое главное, что мы имеем — украинцев. То есть мы должны развивать гражданское общество – это самое главное задание, которое в нас есть. Далее гражданское общество будет менять ситуацию в государстве.

— Как Вы относитесь к политической измены как явления?

— Я вообще отношусь к измене крайне отрицательно, как и любой нормальный человек. Если кто-то к измене относится нормально, он болен.

— То есть человек, который за предательство делает свою карьеру, предал своего лидера, например.

— Во-первых, я не знаю, что такое "предал лидера", я знаю, что можно давать оценку предательства идеологии и взглядам жизненным или моральным принципам. Любой человек, который изменяет – это человек, которая не достойна ничего, потому что за измену нельзя достигать какого-то позитива. Есть добро и зло, так вот измена – это зло. Возможно ли через зло построить что-то хорошо – думаю, что нет. Я не одинок в своих мыслях.

— Вот так, как со мной, Вы общаетесь с гражданами?

— Приходится общаться. Я бы хотел больше, потому что привык так, поскольку работа городского головы предусматривает постоянное общение с людьми и очень важным является то, чтобы ты видел и чувствовал обратную связь. Здесь это немножко сложнее, но я считаю, что очень необходимо общаться с людьми.

— Местные выборы, которые сейчас в активной фазе и много билбордов, обещаний, слов, много людей, которые исчезли, появились снова: Вы верите, ведь Вы имеете опыт работы на местном уровне, что эти выборы будут качественно другими и что люди сегодня готовы выбрать профессиональную и качественную власть на местах, а не только, как говорят, "за гречку" или какие-то другие вещи?

— Я дважды избирался городским головой и никогда в жизни (сейчас, наверное, нас видят многие люди, которые живут в Виннице, которые наблюдали за избирательным процессом и принимали в этом участие) не позволял ни себе, ни нашей команде винницкой завоевывать расположение жителей гречкой или какими-то работами. Я всегда был откровенным: у нас есть план действий, мы видим, как решать те или иные вопросы, мы готовы брать на себя ответственность и нести ее.

Такой подход доказал свою эффективность. Ведь что может быть ценнее, когда люди тебе доверяют. Я никогда себе не позволял говорить одно, а делать другое или что-то пообещать и не сделать. Ты же когда находишься в среде, люди всегда тебя спросят, почему ты не сделал то или другое, и ты всегда очень ответственно относишься к своим словам.

Самое главное – провести в Украине децентрализацию власти и передать власть на места – это то, чем я занимаюсь профессионально в Верховной Раде в том числе. Следующий вопрос: создать механизмы демократических выборов, чтобы любые претенденты на любые должности могли избираться и быть избранными. И третья позиция: если выберут неэффективных или нечестных, то это вопрос уже к самим избирателям, поскольку те, кто выбирают, они несут ответственность за тех, кого выбрали. Но не имеет здесь проблем, чтобы переизбрать этих людей. Любые ошибки для нас будут школой, которую мы проходим. Мне бы хотелось, чтобы на этих выборах в местные советы пришли люди, которые способны приносить положительные изменения и обеспечивать развитие общин в Украине, поскольку жизнь бурлит не в кабинетах государственной власти, или в кабинетах народных депутатов или председателя парламента, жизнь бурлит на местах и там есть настоящий национальный интерес, где мы должны создать необходимые условия для развития гражданского общества и решения многих наболевших вопросов.

— В свое время, когда у Вас часы Apple появился и Вы были в Верховной Раде с ним, некоторые издания писали о том, что у председателя ВР часы за какое-то количество долларов, ну сотен. Это при том, что у нас много депутатов ходят с часами за много тысяч долларов. Насколько Вы человек современный, которая пользуется всеми этими вещами, гаджетами, и насколько Вам в работе помогают такие новинки?

— Я полностью пользуюсь электронными возможностями и делаю это давно. Если возвращаться к прошлому опыту, то городской совет винницкая за небольшой период времени стала одной из самых профессиональных, где работает электронный документооборот, где все планирование происходит в электронном режиме за возможности электронных устройств.

В этих часах не только демонстрируется время, здесь есть моя электронная почта, здесь есть мой календарь, рабочий план, здесь есть все, что синхронизовано с моим электронным рабочим местом, которое у меня создано очень давно и мне просто удобно .

Я когда пришел работать в городской совет, мне если что-то нужно было, надо было кому-то поручить, чтобы проанализировали кучу материалов, потом мне принесли какой-то отчет, которому доверия было не очень много. Когда мы изменили систему, все модернизировали, мне никто не был нужен, я могу сам в реальном времени следить, как все происходит, как работают службы, которые являются обращения, как они реализуются, как проходят процедуры согласования различных вещей. Я был уже независим от его величества чиновника.

Нечто подобное нужно сделать и в украинском парламенте, когда система будет настолько современной, что не позволит никому ею злоупотреблять и всем создаст условия качественной работы.

— И президенту Вы посоветовали купить такие же?

— Нет. Президент, кстати, тоже пользуется такими устройствами, и это, наверное, тоже его собственный выбор.

 

Источник