Соседка с пророссийским уклоном. Стоит ли бояться прокремлевских настроений в Словакии Дек28

Добавить в

Соседка с пророссийским уклоном. Стоит ли бояться прокремлевских настроений в Словакии

Соседка с пророссийским уклоном. Стоит ли бояться прокремлевских настроений в Словакии

Иван Штефанец
фото: Микита Завілінський

Дмитрий Гомон 21 декабря, 2016, 16:30

Депутат Европарламента от Словакии Иван Штефанец рассказал, почему затягивается безвиз, на самом ли деле Словакия такая пророссийская, как мы себе думаем, и какой имидж имеет Украина в ЕС

На днях словацкий политик Иван Штефанец имел встречу со студентами в Киевской школе экономики. Он давний друг Украины, последовательно поддерживает нашу страну на уровне структур ЕС — с 2014 года он является депутатом Европарламента.

В Словакии входит в партию Христианско-демократическое движение, а в Европейском парламенте — во фракцию Европейской народной партии и является членом комитета внутреннего рынка и защиты потребителей.

Словакия в настоящее время — один из главных поставщиков газа для Украины. Насколько сильна сейчас позиция правительства в отношении продолжения реверса?

Конечно, поставки газа Украине продолжатся. По поводу этого нет никаких сомнений. И это несмотря на то, что премьер-министр Роберт Фицо довольно близок Кремлю. Это правда, но это не является определяющим для других партнеров правительственной коалиции. Также это не касается оппозиции — например, меня или моей партии.

Существует общий консенсус между политическими партиями, что в случае возникновения потребности он будет проведен в необходимом объеме. Так что это зависит от потребностей Украины.

От словацких журналистов приходилось слышать, что Словакия имеет пророссийского премьера и проукраинского президента, правда ли это?

Это правда. Президент Андрей Киска независимый от правительства и очень помогает Украине. Так же стараемся делать и мы в Европейском парламенте. В том числе и моя партия, которая входит в состав Европейской народной партии, которая, в свою очередь, имеет большинство в Европарламенте.

Я также являюсь членом делегации Европарламента в Комитете ассоциации Украина-ЕС — и мы делаем много мероприятий в поддержку евроинтеграции Украины, политических и экономических связей.

Вы представляете оппозицию в словацком политикуме. Насколько сильны пророссийские политические силы в парламенте и правительства? Известно, что во время выборов в парламент впервые попала крайняя правая партия, которая исповедует евроскептицизм.

Сейчас ситуация более сложная и напряженная, она совсем непростая. Но пророссийские партии сейчас в меньшинстве. Проевропейские и проукраинские силы имеют большинство.

Также в парламент попала экстремистская правая партия, которая, по информации в газете Financial Times, имеет связи с Кремлем (речь идет о "Котлеба — Народная партия Наша Словакия", которая набрала на парламентских выборах весной 2016 года 8% голосов. — Авт.). Их финансирование базируется на тех же источниках, что и в других экстремистских партиях, таких как "Национальный фронт" во Франции.

Кремль проводит множество действий, направленных на уничтожение единства Евросоюза. И из-за этого мы вынуждены сейчас делать все возможное, чтобы его сохранить.

Ситуация в словацком парламенте очень сложная также из-за позиции словацкого премьер-министра, который часто посещает Кремль. Однако он ничего не достиг в плане поставок газа или положения нашего министра иностранных дел Мирослава Лайчака, который был кандидатом на пост генерального секретаря ООН. Он не имел успеха, несмотря на позицию России. Парадоксально, но он имел поддержку от России и Китая, но не от наших союзников — США и Великобритании.

Ситуация напряженная еще и из-за российской пропаганды, которая усилилась в интернете и сфокусирована на молодом поколении. Согласно недавнему соцопросу, около 30% молодых людей доверяют интернет-медиа, которые часто распространяют дезинформацию, и не верят официальным СМИ.

Ситуация все более и более сложная. И Словакия должна действовать как и большинство других европейских стран. В Еврокомиссии создан отдел стратегических коммуникаций (East StratCom. — Авт.), а Чешская республика создаст подобную структуру на правительственном уровне. И я считаю, мы должны сделать такое и в Словакии на государственном уровне.

А какие политические настроения превалируют в словацком обществе в отношении европейской интеграции и НАТО?

Около двух третей населения все еще верит в Евросоюз, возможно чуть меньше — в НАТО как договор о коллективной безопасности. Поэтому можно сказать, что большинство населения Словакии настроено проевропейски и прозападно.

Мы видели брекзит, видим так называемый "эффект Трампа". Как это влияет на Словакию?

Это не очень сильно влияет на Словакию, но до определенной степени это влияет на весь Европейский Союз. Ведь Великобритания — вторая по величине европейская экономика. Поэтому будем иметь меньше денег в государственном бюджете, меньший внутренний рынок.

Парадоксально, но видим в некоторых странах (и в Словакии тоже) рост проевропейских движений после брекзита. Они поражены тем, что произошло и согласно опросам, теперь там больше проевропейски настроенных граждан, чем ранее. Больше людей теперь считают, что нам нужно усилить сотрудничество.

Одна из целей российской пропаганды — добиться отмены санкций. Словакия считается одной из самых пророссийских стран ЕС, по крайней мере здесь, в Украине. Какая ситуация есть на самом деле?

Реальность такова, что премьер-министр страны Роберт Фицо дает странные комментарии в СМИ, но на встречах Совета ЕС он все время голосовал за санкции.

Это двойные стандарты. В Брюсселе он поддерживает санкции, а перед СМИ, своими избирателями он более пророссийский и говорит: "Я не верю в санкции", "я не буду действовать в поддержку санкций". Но в реальности он за них голосует.

В Евросоюзе мы последовательны в отношении санкционной политики. Ведь санкции — это лишь способ подчеркнуть наши демократические правила, сказать, что агрессия — это агрессия, а война — это война. Мы должны остановить агрессию, мы не можем мириться с подобным поведением и подобным вторжением в 21-м веке.

Процесс визовой либерализации понемногу продвигается, но уже понятно, что в 2016 году безвиза для Украины не будет. Почему это происходит?

Этот процесс отнял столько времени, потому что не было общего единства по этому вопросу, в частности такие крупные страны как Франция и Германия тормозили необходимые шаги. В конце концов мы достигли единства на уровне Совета ЕС. В Европарламенте мы долгое время подталкивали к этому шагу.

Процесс займет определенное время, около нескольких месяцев. Нужно одобрение вопроса в Европейском парламенте (есть надежда, что голосование может состояться на сессии зимой 2017 года. — Авт.). С этим не должно быть проблем, потому что Европарламент всегда был настроен на предоставление безвиза Украине.

Он также должен быть одобрен нашим правительством. С административной точки зрения это может занять несколько месяцев. Честно говоря, мы не знаем, когда он будет введен, но будет. Это хорошая новость и положительный сигнал для Украины, что страна на правильном пути.

Все это так, но летом появилось требование, что безвиза не будет до введения так называемого режима приостановки, хотя изначально такого условия не было…

Мы пытались развеять страхи таких стран, как Франция и Германия. Условие было, что механизм приостановления должен быть внедрен к визовой либерализации.

Кое-кто считает, что этот механизм приостановления направлен против украинцев. Это правда?

Я говорю открыто — это был способ развеять сомнения Франции и Германии. Но наконец-то мы достигли согласия. Они напуганы миграцией, криминалом, озабочены вопросом безопасности. И это действительно проблема, потому что год назад более 1 млн мигрантов пришли в ЕС. Я абсолютно убежден, что мы не будем иметь в этом плане проблем с украинцами. Но мы должны были развеять эти сомнения.

Какой имидж имеет Украина и украинцы в Словакии и ЕС?

Прежде всего следует отметить, что он чуть сформирован под влиянием российской пропаганды. Но второе, что следует отметить, и это более важно — этот имидж формируется людьми, прибывающими в Европу, и он очень положительный.

Украинцы очень трудолюбивые. В частности, они очень хорошо зарекомендовали себя во многих сферах, таких как медицина, строительство, сфера услуг. Люди, которые имеют дело с украинцами, имеют хорошие впечатления, и это отражается на восприятии всей страны.

Вот почему я считаю безвизовый режим очень важным — потому что люди с обеих сторон границы будут путешествовать и это хорошо скажется не только на экономике, но и на имидже всей страны.

Источник