Домой Общество Сирийский фарс «гангстера» Путина и украинские риски

Сирийский фарс «гангстера» Путина и украинские риски

Сирийский фарс "гангстера" Путина и украинские риски

Сирийский фарс, который является наиболее рискованной частью стратегии Путина, пока что удается. Для Украины возникают новые риски

Сразу после встречи в Нью-Йорке Владимира Путина и Барака Обамы Кремль заявил о решении использовать Военно-воздушные силы России для проведения военной операции на территории Сирии. С 30 сентября российская авиация совершила более 60 боевых вылетов для нанесения авиаударов по радикальной группировке "Исламское государство", а 3 октября Министерство обороны России даже пообещало усилить интенсивность авиаударов российской авиации по определенным объектам.

При этом стоит обратить внимание на такие нюансы. Во-первых, Кремль осуществляет операцию без поддержки США, но с согласованием вести непрерывный обмен информацией с Белым Домом. Чрезвычайно важным моментом является фактическое восстановление взаимодействия военных РФ и США, которое было прекращено после захвата Россией Крыма. Дополнительно стоит отметить, что это нивелирует негативные упоминания России в выступлении американского президента на Генассамблее ООН и предоставляет Кремлю козыри для дальнейшей бомбежки населения РФ искаженными интерпретациями событий. Во-вторых, Кремль уничтожает не только анонсированные объекты "Исламского государства", но и наносит вред оппозиции президента Сирии Башара аль-Асада (которую поддерживает Вашингтон), да и мирных жителей, которые оказываются в приближенной к объектам зоне.

На первый взгляд действия Кремля в Сирии являются абсурдными и крайне рискованными – в первую очередь учитывая высокую вероятность переноса активной фазы террористического противостояния на территорию России. Но расчеты Кремля – играть на повышение ставок с целью решения сразу ряда вопросов.

Первое – усилить свою переговорную позицию в отношении Запада и стать на один уровень с США. Заставить признать хозяина Кремля как лидера мирового уровня. В лучшем случае – привести ситуацию к новому распределения мирового порядка, как во время Ялтинской конференции.

Второе – продемонстрировать Европе и миру, и Украине в том числе, способность к ведению бесконтактной войны. А, следовательно, предлагать Западу выбор – сотрудничество с учетом интересов РФ или углубления конфронтации. К последнему Кремль демонстрирует готовность на фоне очень заметных колебаний Запада. Момент выбран удачный. В США меняются приоритеты, да еще и в 2016 году предвыборная кампания. Президент Обама, который уже получил Нобелевскую премию, хотел бы избежать существенных проблем вообще. ФРГ заинтересована восстановить прежние отношения с Россией, усилить свои позиции первого игрока в Европе в условиях неудобных и скорее всего нерезультативных для Олланда выборов во Франции в 2017 году. Очень показательной стала откровенная незаинтересованность американского президента в проведении в Нью-Йорке встречи с "нормандцам" в треугольнике Меркель-Олланд-Порошенко.

Конечно, третьим, не менее важным фактором присутствия РФ в районе Ближнего Востока является необходимость сохранения рычагов влияния на нефтяной рынок. На фоне падения цен на нефть этот пункт может стоять и выше уже обозначенных.

В конце концов четвертой задачей является перенос центра внимания с Украины – причем на условиях вынужденного соглаия Запада на совместное с Россией решение важных вопросов международных отношений. Запад ослаблен не только подготовкой к выборам в США и Франции и отсутствием консенсуса (если не сказать, скрытым соперничеством между США и лидерами в Европе), но и существующей глобализацией проблемы беженцев, которая ближе украинско-российского противостояния. И которую Путин намекает решить ускорением стабилизации ситуации в Сирии.

Собственно говоря, и сама речь Путина на Генассамблее ООН, и его встреча с президентом США уже говорят, что Запад позволил Путину вернулся на мировую арену и в очередной раз провалил идею изоляции кремлевской верхушки. То есть еще раз продемонстрировал свою слабость. Хоть формально формат встречи с Путиным был не таким, как бы хотелось кремлевском авантюристу, а обмена «сирийского вопроса» на «украинский» не произошло.

Но в целом сирийский фарс, который является наиболее рискованной частью стратегии Путина, пока что удается. Для Украины здесь возникают новые риски. Прежде всего они сказываются повышенной мотивацией Меркель и Олланда принести Украину в жертву через «замораживание» конфликта в Донбассе и предоставление Кремлю преференций в навязывании своего видения организации будущей жизни региона – путем формирования внутри Украины российского конклава. Симптоматичными стали попытки циничного проталкивания антиукраинского «плана Мореля» (предусматривающего проведение выборов на оккупированных территориях по украинским законам, но под контролем боевиков, амнистии для них и предоставления особого статуса) и призыв министра экономики Германии Зигмара Габриэля отменить антироссийские санкции.

Специалисты по международной политике справедливо предполагают возможность развития ситуации вокруг Донбасса таким образом, когда Запад не будет признавать и формально будет осуждать оккупацию части территории на востоке Украины и аннексию Крыма, но в то же время практически ничего не будет делать. Это печальные предсказания, но часть этих результатов являются последствиями действий и решений украинской власти, рейтинг которой существенно снижается не только внутри страны, но и среди западных сторонников, имеющих отношение к принятию решений. Откровенно говоря, появилось немало предпосылок для новой "Мюнхенской сделки".

Конечно, есть и события, которые кажутся бесспорными успехами. Прекращение огня и печальной статистики гибели украинских воинов. Есть решение об отводе вооружений калибром до 100 мм и оживленное обсуждение вывода российских войск с территории Донбасса. Президент Порошенко успел даже обозначить, что следующим шагом станет "очищение от оккупантов Крыма". Но не нужно быть провидцем, чтобы увидеть игру Путина. Сегодня просто интересы по уменьшению напряжения на востоке Украины на некоторое время совпали, поэтому Кремль готов к консервации войны. А не к прекращению, — об этом свидетельствуют и строительство военной базы возле украинской границы, и давление на Минск с целью получения легитимного разрешения на создание в Беларуси своего опорного пункта. Не сомневаюсь, Путин, как настоящий гангстер, пытаться «отжать» Украину у Запада. Поэтому эйфория преждевременна.

Что делать Киеву? Как и раньше, все будущее будет зависеть от нас, украинцев. Не допустить фейковых выборов, независимо от обещаний Кремля. Подключать гражданское общество там, где слабые государственные институты неспособны идти на решительные действия (как блокада Крыма). А главное, провести реальные реформы вместо имитации, создать мощную профессиональную армию и действенные несиловые механизмы борьбы с внешним агрессором.

И всегда помнить: чтобы быть настоящим игроком на мировой арене, Украине нужно прежде всего стать сильной.

Источник