Павел Петренко: россияне отрабатывают украинских юристов в международных делах Июн20

Добавить в

Павел Петренко: россияне отрабатывают украинских юристов в международных делах

Павел Петренко: россияне отрабатывают украинских юристов в международных делах

Антин Борковский

19 июня, 2018, 16:42

Министр юстиции Украины Павел Петренко в эфире телеканала Еспресо о антикоррупционном суде, юридическом противостоянии с Россией и злостных алиментщиках

Дело с антикоррупционным судом якобы уже пришло к какой-то финальной точке, но мы живем в стране чудес, поэтому ждем того или иного несоответствия.

Я сторонник побед, а не зрад. Я имел отношение к разработке финального текста закона, который был проголосован Верховной Радой. Он предусматривает решающую роль международных экспертов в отборе судей Антикоррупционного суда, здесь может быть много дискуссий, но я считаю, что это правильная позиция. Ведь чрезвычайно важная институция, которая создается, должна быть абсолютно независимой, профессиональной и дать ответ на тот запрос общества, который ожидается уже 25 лет: если лицо совершило коррупционное деяние, оно должно сесть в тюрьму.

А защита этих судей? Ведь давление будет не только психологическим, будет давление финансовое, будут попытки купить и запугать.

Совершенно верно, поэтому в законе мы прописали очень жесткий пакет гарантий независимости и защиты судов. Судьи будут иметь круглосуточную физическую охрану, под охраной могут быть их родственники. Судьи будут иметь гарантии независимости от любого давления со стороны правоохранительных органов. Они не должны превратиться в ручных судей, которые будут давать отмашку и подписывать все бумажки, которые им приносят правоохранители. Предусмотрена сложная процедура привлечения судьи к ответственности. Судьи будут иметь возможность проживать в специальном жилище, которое будет под охраной на время проведения определенных слушаний, или же постоянно, если к таким судьям могут применяться какие-то меры устрашения. То есть мы предусмотрели те гарантии, которые, например, работали в Италии, когда там создали специальные суды по борьбе с мафией.

Но есть опасения, что те или другие новосозданные антикоррупционные органы могут влиять и на суд. Например, не понравится НАБУ та или иная кандидатура, ну и поставят ему прослушку, и снова все закрутится.

Мы и это, фактически, в законе минимизировали. Мы прописали четкий запрет для НАБУ расследовать дела против судей Антикоррупционного суда. Не может следственный орган, который обращается к специальному суду, расследовать дела против судей этого суда. Так что вариантов, при которых НАБУ будет ставить прослушку у судей Высшего антикоррупционного суда, по крайней мере законных вариантов нет и не будет. А если такие вещи будут делаться незаконно, то такие вещи будут тянуть за собой жесткую уголовную ответственность в отношении таких следователей и детективов.

А как быть в ситуации, когда судья антикоррупционного суда не удовлетворится своей немалой зарплатой и пойдет реализовывать задачи украинского или зарубежного, например российского, олигарха?

Тогда такой судья понесет уголовную ответственность. Прописан механизм, по которому эти судьи являются подследственными Государственного бюро расследований, как раз в связи с тем , чтобы не было конфликта интересов, потому что Высший антикоррупционный суд рассматривает дела, которые расследуются антикоррупционным бюро. Но если судьи Высшего антикоррупционного суда совершили преступление, то по ним расследование будет вести ГБР. Здесь нет пересечения интересов, а значит, и возможного влияния или давления.

Мы так же прописали фильтры, и если возбуждается уголовное производство против судьи антикоррупционного суда, то такое производство может быть нарушено исключительно генеральным прокурором или исполняющим обязанности генерального прокурора. И второе, Верховный суд Украины имеет право судебного контроля. Судьи Верховного суда в составе коллегии из трех лиц могут затребовать дело, проверить, нет ли в нем элементов давления на судью Высшего антикоррупционного суда, и если факты будут установлены, то закрыть такое дело. Мы предусмотрели комплексный механизм защиты от давления, с одной стороны, и возможности привлечения судьи к ответственности, в случае совершения им преступления.

А как нам быть с портновщиной? Бывшему главе юридического обеспечения Администрации президента Януковича Андрею Портнову до сих пор удается влиять на украинскую судебную систему. Сейчас приспешники Януковича находятся за границей — кто-то из них в России, кто-то в Австрии, кто-то еще где-то, но есть ощущение, что их связи с украинской обслугой прервать не удалось.

Я убежден, что в Высшем антикоррупционном суде, который будет создан по правилам, которые предусмотрены законом, не будет портновщины, не будет судей, которые будут ориентироваться на какого-то политика или на какую-то государственную институцию. Там будут судьи, которые будут ориентироваться исключительно на закон и справедливость.

Так же как и в Верховном суде, который формируется и был сформирован по совершенно новым принципам. Да, у нас сейчас очень много судей, которые ориентируются на своих патронов, которые когда-то помогли им стать такими судьями в районных городских судах, в апелляционных судах. Но судебная реформа, я напомню, предусматривает полное обновление всех апелляционных судов, и это должно произойти в течение текущего и следующего года. Поэтому будет полное обновление всех местных судов, прежде всего в городе Киеве.

Ведь явление, когда фактически формировали состав суда и судей "под себя", было наиболее массовым в Киеве и в крупных городах. Для того чтобы условная портновщина ушла в прошлое, нам надо быстро обновить судейский корпус, чтобы туда пришли люди, которые не имеют никаких обязательств ни перед кем – ни перед президентом, ни перед министром юстиции, ни перед какими-либо политиками, которые якобы их туда завели.

Павел Петренко: россияне отрабатывают украинских юристов в международных делах

А как вам удалось обеспечить выигрыш суда против Газпрома?

Таких дел около десятка. В разных судах мы ведем, фактически, юридическую войну с Российской Федерацией, к тому же, очень сложную. Если говорить о финансовых ресурсах и возможностях, то у государства-агрессора их гораздо больше: в отношении привлечения лучших международных юристов, в отношении использования ресурса, в том числе, и в отношении медиа-кампаний за рубежом. Но за нами правда. Об этом свидетельствут такие дела, как "Нафтогаз против Газпрома", как "Украина против России" в Европейском суде по правам человека, такие как дела "Украина против России" в Международном суде ООН, где мы имеем положительные решения, и промежуточные и окончательные.

Все это говорит о том, что международные судебные институты прислушиваются к голосу закона, а не к пропаганде, которой всегда пользовалась Российская Федерация. Она действительно является агрессором, она действительно нарушила нормы международного права. И в ситуации по контракту с Нафтогазом, то арбитражем было четко доказано, что контракт был кабальным и фактически был способом давления на Украину. Поэтому арбитраж перечислил соответствующие переплаты и, скажу больше, если бы этим путем Украина пошла раньше, условно говоря начиная с 2010 года или 2011 года, то суд присудил бы Украине большую компенсацию от Российской Федерации.

Суд посчитал это с того момента, когда Украина начала не соглашаться с контрактом, а это произошло в 2014 году, когда правительство Арсения Яценюка заявило, что контракт является невыгодным для Украины,и Украина не будет его выполнять, а будет в судебном порядке добиваться пересмотра этого контракта. И поэтому арбитры посчитали переплаты именно с этого периода времени.

Расскажите немного больше, ведь мы понимаем: там, где миллиарды, там огромное противостояние.

Россияне сейчас сильно напрягаются, потому что где-то года три назад они относились к судебным процессам, которые Украина инициировала в различных судах, с такой своей гаденькой улыбкой и имперской халатностью и самонадеянностью, что, мол, эти процессы их существенно не затронули. А сейчас, когда начали выноситься первые решения с конкретными суммами, — это только начало. Кроме дела, где "Нафтогаз" взыскал с "Газпрома" 4,6 млрд долларов, уже есть первый арбитраж, где есть взыскание в 150 млн долларов в пользу украинских компаний, за потерянное имущество в Крыму.

Это первые ласточки. Речь идет о десятках миллиардов долларов, которые будут взысканы с Российской Федерации в пользу украинских компаний — и государственных и частных, — которые потеряли имущество в аннексированном Крыму. Это и дела Украины против России в Европейском суде по правам человека, где уже приняты эти дела к рассмотрению в Большой палате Европейского суда по правам человека. А это означает, что суд, с большой вероятностью, в ближайшее время назначит слушание.

Наши коллеги из спецслужб говорят, что россияне напряглись и сейчас серьезно отрабатывают всех лиц, которые причастны к юридическому обеспечению со стороны Украины. То есть это и сотрудники Минюста, и те юристы, которых мы привлекаем. Я не хочу сгущать краски, но мы понимаем, что государство-агрессор использует любые методы давления, запугивания и даже физического уничтожения. Мы видим это в различных ситуациях, которые возникли и в Британии, и в Украине по поводу покушений.

Я очень рассчитываю, что все будет хорошо, но мы постоянно в контакте с нашими спецслужбами, чтобы в первую очередь защитить людей, которые причастны к юридической войне против России. Во-первых, в Минюсте около 30 человек, которые работают постоянно только на этом направлении. И второе, речь идет о наших юридических советниках, международных юристах, которые включены в судебные процессы в различных судебных инстанциях. Поэтому война непростая, но мы точно победим.

Чтобы вы понимали, только в Страсбурге, где находится Европейский суд по правам человека, россияне создали специальный офис, который сидит и отслеживает все подачи документов со стороны Украины в Европейский суд по правам человека — то есть огромный офис, несколько десятков человек. Если сравнивать с нашим посольством, то наше посольство в десять раз меньше. Но им это не помогает. Мы отстаиваем совершенно логичные вещи: Украина является пострадавшей из-за того, что Россия в нарушение всех международных норм захватила нашу территорию, убивает наших людей, уничтожает имущество, принадлежащее Украине, украинским институтам, частным компаниям, и за это Россия должна нести ответственность. Кстати, дело о MH 17, о котором, возможно, сейчас меньше говорят, но оно есть тем не менее…

Оно ключевое. Оно на самом деле фундаментальное.

Оно является фундаментальным, оно является не менее важным, чем дело ""Нафтогаз" против "Газпрома"". Там зафиксированы четкие факты того, что Россия поддерживает террористические организации на территории Украины и что к этому причастно высшее руководство Российской Федерации. Это уже факты: это те факты, которые были озвучены международными следователями и прокурорами, и те факты, которые, я убежден, в ближайшее время будут положены в решение трибунала. А это уже вопрос личных претензий к конкретным людям, начиная от президента Российской Федерации и заканчивая высшим военным руководством Российской Федерации.

Павел Петренко: россияне отрабатывают украинских юристов в международных делах

Украина возбуждает те или иные уголовные дела против своих граждан а-ля Янукович и против российских диверсантов, террористов и так далее. С другой стороны, Россия регулярно возбуждает те или иные фейковые уголовные дела против украинских чиновников. Удается ли это как-то блокировать?

Вы знаете, на самом деле поймать всегда можно, вопрос в том, что…

… Гиркин никуда не уедет из своего схрона …

Кроме Гиркина есть много военных Российской Федерации, есть много гражданских лиц, прокуроров, судей, которые выносили решения против наших политзаключенных, против украинских граждан, которых фактически незаконно задерживали на территории Российской Федерации. Они могут сидеть у себя на территории Краснодарского края, или ездить в Сибирь отдыхать, но когда они уезжают, условно говоря, в любую цивилизованную страну, и находятся в международном розыске, то с большой вероятностью, очень большой вероятностью, они попадают потом в руки международного правосудия и будут направлены в Украину. Эта власть в России не есть вечной.

А что нашим чиновникам ожидать от российских фейковых уголовных дел?

На самом деле, смотрите, фейковое дело против Арсения Яценюка, которое было абсолютно надуманным и маразматичным. Насколько я знаю, он подал соответствующее заявление в Европейский суд по правам человека. Просто такие фейковые дела Российской Федерации не воспринимаются цивилизованными странами. Есть риск, что какая-то условная страна третьего мира, которая полностью в координации с Российской Федерацией, может выполнить такое решение, поэтому нашим чиновникам надо хорошо анализировать, куда они едут, в какие страны. Если это страны Европейского Союза, Соединенные Штаты, то, конечно, там никаких рисков нет. Если же это страны третьего мира, зависимые от Российской Федерации, то в таких странах могут произойти некоторые неприятные вещи. То есть мы это учитываем: и члены правительства, и члены Совета национальной безопасности и обороны. Я прекрасно понимаю, что, условно говоря, людям, которые ведут активную юридическую войну против Российской Федерации, лучше не ездить в такие страны – зоны риска.

… в Осетию не стоит ехать, или в Венесуэлу…

Абсолютно верно.

Я понимаю, что вы стали врагом №1 злостных неплательщиков алиментов. Как обстоит дело со взысканием алиментов и насколько большое "поголовье" тех людей?

Во-первых, к сожалению, "поголовье" тех людей, которые не платят алименты, которые забыли о своем ребенке, которые фактически являются теми лицами, которые осуществляют экономическое насилие над ребенком, является крупным. В прошлом году это было почти 600 тысяч злостных алиментщиков, у которых есть долги свыше три, шесть месяцев, год, по 5-7 лет. Основное, что речь идет об огромном количестве детей, которые являются жертвами экономического насилия. В этом году, после того, как мы ввели первый пакет жестких санкций против этих лиц, количество их уменьшилось на 70 тысяч, сейчас около пятисот тысяч – 480-500 тысяч исполнительных производств и, соответственно, лиц, которые привлекаются к ответственности за неуплату алиментов. Только за 4 месяца мы взыскали 1,6 млрд гривень в пользу украинских детей. Если сравнивать с прошлым годом, то это почти вдвое больше.

А долларовые миллионеры есть там?

Есть и долларовые миллионеры. В Киеве, например, мы взыскали с одного алиментщика более 3 миллионов гривень долга. У другого забрали Ferrari, и сейчас передали этот автомобиль на реализацию и погасим долг почти в 300 тыс. грн в пользу ребенка. У одного из алиментщиков мы забрали большой катер – не катер, а корабль, — и тоже реализовали, погасили долг свыше 700 тыс. грн в пользу детей.

Таких историй много, в принципе, встречаются и богатые люди, и люди среднего достатка, и люди, которые фактически уклоняются от уплаты алиментов, не имея официальных доходов. Основное, что меня радует, возвращается культура и понимание, что есть необратимость наказания: если ты не платишь долг своему ребенку, у тебя нет шансов договориться. У тебя все равно будет запрет на выезд за границу, у тебя будет запрет на управление транспортными средствами.

Сейчас мы инициируем второй пакет законов в парламенте, который будет еще жестче к таким лицам, потому что есть большое количество детей-инвалидов, более 10 тыс. детей, которым не платят алименты. Это вообще позорное явление, потому что такой ребенок не имеет возможности ждать полгода. Мать тратит очень много средств на лекарства, а горе-родители не просто бросают детей и не платят алименты, а вообще не общаются с этими детьми. Поэтому речь идет об усилении ответственности, об увеличении размера алиментов, я могу уже анонсировать те вещи, которые должны быть проголосованными.

Также речь идет о внедрении очень важной европейской нормы, которая касается родителей, с которыми проживают дети. Сейчас у нас действует норма, обязывающая отца или мать, с которым проживает ребенок, получить у другого из родителей нотариальное разрешение на выезд за границу. К сожалению, предоставление этих разрешений превратилось в способ шантажа или даже зарабатывание средств. У меня было очень много встреч с мамами, которые рассказывали истории типа: талантливый ребенок не может выехать за границу, для того чтобы принять участие к конкурсе танцев, потому что отец системно не дает эти разрешения, заставляет унижаться маму или иногда даже требуя деньги. Мы во втором пакете законов предусматриваем право того из родителей, с кем проживает ребенок, без каких-либо разрешений выезжать с ребенком за границу до 1 месяца: для отдыха, лечения, обучения. Фактически это европейская норма, и мы убираем эти возможности влияния и давления на ребенка.

Еще одна новация — мотивация добросовестных родителей. То есть те родители, которые вкладывают средства в своего ребенка, те родители, которые являются добросовестными, могут получать от государства налоговую льготу. Всех призываю следить за работой Верховной Рады, — мы увидим, кто в парламенте поддерживает эти инициативы, а кто делает тихий саботаж. Очень много депутатов в парламенте, имея собственные проблемы с уплатой алиментов, или друзей, которые имеют проблемы с уплатой алиментов, пытаются саботировать эти законы. Я был на комитете, который готовил этот закон ко второму чтению, — четыре часа жесткого сопротивления. Но я убежден, что мы под общественным давлением и под давлением журналистов сможем провести эти законы в парламенте.

 

Источник