Памяти Левка Июл14

Добавить в

Памяти Левка

Памяти Левка

фото: Олександр Клименко, фотокореспондент газети «Голос України»

10 июля, 2018, 10:04

Вспомнить Человека, которым вправе гордиться Украина

Левко Лукьяненко. Человек, чье имя стало символом несокрушимости Украинского Духа, верности своей цели и преданности Украине. Отошла в вечность легенда национально-освободительного движения, чья жизнь является примером самопожертвования ради общего блага, ради собственного народа.

Именно такие люди — пассионарии, светочи, проводники являются оправданием существования своих народов. Двадцать семь с половиной лет лагерей и тюрем, несколько месяцев в камере смертников ради своей мечты о Независимой Украине. А 24 августа 1991 года Верховная Рада Украины принимает Акт провозглашения Независимости, написанный Левком Лукьяненко. И это — в День его рождения! Вот вам, Мечта, Жертва на ее алтарь и Подарок Судьбы!

Памяти Левка

фото: Александр Клименко, фотокорреспондент газеты "Голос Украины"

Дни рождения Левка Лукьяненко и Украинского Государства с тех пор и навеки соединились воедино. И в этом мне видится высшая справедливость, ведь мало кто из славного ордена Меченосцев Украинской Государственности – диссидентов и правозащитников может сравниться с его жертвенностью, с его жертвой на алтарь этой борьбы. А за вклад в обретение Независимости – ни один.

Если бы в биографии Левка Лукьяненко не было никакого другого события, кроме написания Акта провозглашения Независимости, то и тогда его имя должно писаться в нашей истории золотыми буквами. Но в жизни Великого человека великие свершения – это лишь эпизоды, лишь вехи на его пути.

Путь Левка Лукьяненко не просто сочетался с путем Украины – его личный путь определил путь великого европейского народа, трансформировав его в современную нацию-государство.

Огромная его заслуга состоит в том, что он был одним из первых, кто подхватил знамя борьбы УПА после прекращения ею организованного вооруженного сопротивления, ведь начал свою подпольную деятельность еще в 1958 году. Созданный им вместе с собратьями Иваном Кандыбой, Степаном Вирун, Василием Луцкивым, Александром Либовичем, Иваном Кипишем, Иосифом Боровницким УРСС (Украинский Рабоче-Крестьянский Союз) успел только написать проект своей программы, который должен была утвердить на День Соборности, 22 января 1961 года. И накануне подпольщиков были арестованы. В мае того же года Львовский областной суд приговорил Лукьяненко к смертной казни, а его собратьев к срокам от 10 до 15 лет.

Памяти Левка

Сам Левко Григорьевич рассказывал мне, что будучи юристом после юридического факультета Московского государственного университета, писал Программу УРСС, опираясь на Главный Закон той империи – Конституция СССР, ее статьи 17 и 125, гарантировавших право республик на самоопределение и свободу слова для граждан. Поэтому когда зачитали приговор, по словам Лукьяненко, земля поплыла ему из-под ног.

А потом были месяцы в камере смертников, где каждую ночь перед самым рассветом, когда сон сковывает крепко, хлопали задвижки замков, открывалась дверь камеры и обреченного долго вели коридорами. Он знал, что расстреливают во время таких "прогулок" выстрелом в затылок, поэтому, мысль каждый раз была одна, рассказывал он мне, успеешь почувствовать, что пуля вошла в затылок, пока она вылетит через лоб. "Глупость какая-то, – смеялся господин Левко, – но такое думалось!"

И его заводили каждый раз в какую-то другую камеру, клали перед ним лист бумаги с написанным на нем текстом отречения приговоренного к казни Лукьяненко Л.Г., в котором от его имени осуждались украинские буржуазные националисты и сам национализм, высказывалось искреннее раскаяние и, как водится, звучал призыв строить счастливую жизнь в братской семье советских республик, так сказать, в семье вольной новой. Разве не к этому призывал Великий Кобзарь?!

Подписывай, обреченный! И самая гуманная в мире советская власть помилует тебя за все те грехи, в которых ты никогда не совершал, и даже простит тебе первородный грех рождения Украинцем. Или же — не подписывай, и тогда все остается, как есть, но уже без тебя. Такой вот выбор. Он за тобой, он, этот выбор – единственное право, дарованное нам Богом. И смертник делал свой выбор. Он брал ручку и в левом верхнем углу как писал резолюцию: "Да я же вам не Галилео Галилей! Я знаю: она вертится! Украина будет Самостоятельной. Левко Лукьяненко".

Памяти Левка

Через 72 суток смертный приговор заменили 15 годами. Боялись собственноручно порождать мучеников, героев для последующих борцов за Независимость. Итак, солнечная Мордовия с солнечной мордвой в погонах и без них, Владимирская тюрьма, опять Мордовия. Но его полку прибыло: с 1966 года запестрила по всему ГУЛАГу (как бы он не назывался) новая украинская поросль – шестидесятники. Лукьяненко в гуще их борьбы за права заключенных, за права человека, за право быть Украинцем и иметь свое государство. Ведь для всех безгосударственных народов формула Национальной Идеи одна и лучше всего выражена она в словах Тараса: "В своей хате своя правда и сила, и воля". Теперь было с кем объявлять голодовки, выражать протесты – бороться. Лев отказывается от советского гражданства

Те, кто еще на свободе, после принятия Хельсинского Акта по Правам Человека, создают УХГ – Украинскую Хельсинкскую Группу. Левко Лукьяненко вступает в нее и подписывает все документы. А заодно и очередной приговор себе. И в этом он был не одиноким – Василий Стус, его собрат по Кучинской застенки, поступил так же, чем, собственно, и подписал себе приговор на второй (смертный) срок. Кстати именно о Левко Василий Стус говорил своему последнему сокамернику в Кучинской тюрьме для особо опасных государственных преступников-рецидивистов московскому монархисту Леониду Бородину: "Это – наш будущий Президент!"

После очередного ареста Левко Лукьяненко отказывается от советского гражданства, но срок получен, наказание неизбежно. И так до 1988 года.

Мне выпало познакомиться с ним в начале 1989 года, вместе бороться за принятие Декларации и Акта провозглашения Независимости Украины в Верховной Раде 1-го созыва, были в руководстве одной партии. Дважды мы целую ночь ехали в моей машине, возвращаясь в Киев из Франковска и из Закарпатья. Он рассказывал мне о своих ощущениях в камере смертников, о Василие Стусе, Вячеславе Чорновиле, Анатолии Лупиносе, Михаиле Горыне, Иване Кандыбе, о десятках собратьев-диссидентов. Вместе с ним, в разной степени, но мы были причастны к перезахоронению Василия Стуса, Юрия Литвина и Олексы Тихого в Украину.

Памяти Левка

Михаил Горынь, Левко Лукьяненко, Вячеслав Чорновил

Мы были единомышленниками. Мы дискутировали. Мы спорили. Мы даже ссорились. Но мирились и шли дальше вместе. Ведь нас объединяла цель — Украинская Украина.

Для меня смерть Левка Лукьяненко – личная потеря. Для украинской власти его смерть – повод заглянуть себе в сердце и поискать там что-то Украинское. Для Украины его смерть – повод вспомнить Человека, которым она имеет полное право гордиться. Вечная слава великому сыну Украины! И вечная память!

Владимир Шовкошитный, писатель, народный депутат Украины Первого созыва.

Источник