Оружие идиотов. Почему нельзя выгонять из эфиров за русский язык Июл29

Добавить в

Оружие идиотов. Почему нельзя выгонять из эфиров за русский язык

Оружие идиотов. Почему нельзя выгонять из эфиров за русский язык

24 июля, 2017, 18:33

Если ты говоришь на русском — значит ли это, что ты автоматически враг и не можешь быть украинцем

Украинское информационное пространство, немного обедневшее из-за каникул в Верховной Раде разразилось новым скандалом. Противно, что на языковую тематику. Итак, ведущий телеканала ZIK Остап Дроздов выгнал со своего эфира эксперта Юрия Романенко за то, что тот не захотел общаться на украинском.

Вопрос даже не в деловой этике, а в том, что этот случай — четкое олицетворение очень противного тренда. Тренда на попытки определенной части общества зарабатывать себе пиар и электоральные баллы на накручивании языковой истерии. Что является категорически недопустимым в воюющей стране. Воюющей в состоянии гибридной войны, где каждое действие должно рассматриваться и с точки зрения медийности.

Итак, суть ситуации достаточно проста. Господин Дроздов несколько раз перебивая гостя, пытался его заставить говорить на украинском. Тот настаивал (на украинском, потом переходя на русский), что имеет право говорить так, как считает нужным. И на предложение покинуть студию Романенко действительно ее покинул.

Начнем с того, что как человек, работающий на канале, который занимает первое место по количеству украинского языка в эфире (100 %) и ведет свои эфиры исключительно на украинском языке, я категорически осуждаю такие действия коллеги Дроздова. И как человек, который в свое время на украинском говорил довольно плохо, закончил русскоязычную гимназию имени Пушкина и сознательно перешел на украинский. И вот почему.

Даже в соответствии с действующим законодательством гость в студии может говорить как угодно, если ведущий говорит на украинском. Но мы же сейчас не о формальной стороне дела.

Итак, скажите мне, если тебя не устраивает гость априори — а господин Романенко действительно чаще говорит по-русски в студии — то зачем вы его вообще приглашаете? Например, я заранее понимаю, что какой-то мураев (специально пишу фамилию этого подонка с маленькой буквы) или какой-то другой откровенный “рыги”-колаборационист будет говорить в эфире и на каком языке. Поэтому просто не зову их.

Но если вы уже позвали человека, то имейте уважение к тому, как он говорит. Иначе зачем звали? И личность здесь уже не имеет значения. Одно дело, когда депутаты из Оппоблока не говорят на украинском в Раде — в государственной плоскости нет места для языковых компромиссов.

Другое — телевидение. Зачем подыгрывать российской пропаганде, талдычащей о притеснениях русскоязычных?

И тут еще важная штука. Очень важная. Да, именно о языке. Является ли русский язык сейчас косвенным, а иногда и вполне прямым средством агрессора? Безусловно. Является ли украинизация единственным средством стратегического выживания и окончательного формирования украинской политической нации? Да, безусловно.

Нужно ли стремиться иметь 100% украиноязычный эфир на телевидении и в целом украиноязычные СМИ? Да, безусловно. Можно ли такими средствами, как у Дроздова, этого достичь? Нет, категорически.

Теперь давайте перейдем к сугубо практическим вопросам. Я уже не впервые вижу агрессивные нападки в стиле Фарион-Ницой типа: “Если ты говоришь на русском — значит, ты автоматически враг и не можешь быть украинцем”.

Безусловно, именно язык является главным маркером принадлежности к какой-либо нации и вообще признаком этой нации. Однако Украина имеет довольно уникальный исторический расклад, при котором так сложилось, что не меньше половины тех, кто сейчас являются сознательными политическими украинцами, говорят на русском и считают его родным.

Да, это очень плохо, но это свершившийся факт. На фронте говорят на русском, русский продолжает быть языком правоохранителей и солдат. Русский продолжает быть языком волонтеров в Днипре, Харькове и Одессе, по-русски говорят бывшие добровольцы с Востока и Киева.

Хорошо ли это? Нет. Надо ли стремиться, чтобы они говорили в перспективе на украинском? Безусловно. Приближают ли нас к этой цели постоянные мовосрачи с нападками на тех, кто говорит на русском? Категорически нет.

Что, от того что вы будете их материть, они скорее на украинском заговорят? Да скорее наоборот. Заставляло ли когда-нибудь принуждение переходить на другой язык? Нет. Вспомните, как те же россияне пытались убить украинский язык. И что, получилось? Сила принуждения всегда равна силе противодействия. В культуре не действуют средства, как в сфере уголовного судопроизводства. Бить надо гривней и поощрять ею же.

Давайте наконец поймем, что в языке самом по себе ничего плохого нет. Я уже не говорю, что украинцы на этот язык имеют не меньше прав, чем сами россияне, учитывая, какой вклад мы внесли в формирование этого языка (вспомните Гоголя). И что знание русского критически важно для победы над врагом. Враг-то украинского не знает. Дело в том, что агрессией мы ничего не добьемся.

Это касается тех идиотов, которые криками: “Не говоришь на украинском — значит, ты москаль” делают так, чтобы люди, симпатизирующие Украине, начали сомневаться в адекватности своего выбора.

Сейчас мы на переходном этапе, когда постепенно должны украинизировать наше информационно-ментальное пространство. Украинизировать не принуждением, а разумной образовательной, медийной и культурной политикой. Политикой выгоды в сопровождении четких квотных границ.

То есть, наша задача сделать так, чтобы на русском было говорить удобнее и выгоднее. Это все не касается государственных органов, конечно — там 100% на украинском безо всяких разговоров. Но если говорить о медиа — здесь должны быть четкие квоты и отсутствие агрессии.

Да, у меня в эфире определенные люди говорят на русском. Я говорю на украинском. И никаких проблем. Со временем они, русскоязычные, будут превращаться в белых ворон. Они сами постепенно начнут чувствовать, что стоит переходить на украинский. Их дети уже будут говорить на украинском.

Конечно, при условии, если мы не перегнем палку и не устроим очередной подарок российской пропаганде и фобиям собственных сограждан, как в свое время с глупой отменой закона Колесниченко-Кивалова 22 февраля 2014 года. В момент разгара эмоций и сокрушительный московского агитпропа.

Важно смотреть на то, что именно говорит человек. Вот любой российский агитпроп должен останавливаться мгновенно — за это действительно надо выгонять из студии. А русский язык в быту — что ж, пока пусть будет, как рудимент на переходный период. В медиа — только в пределах квот на иностранные языки. Но любой имеет право на любой язык.

Наше дело — развивать украинский контент, создавать новые украиноязычные конкурентоспособные продукты, а не лаять на тех, кто говорит на русском. И тем более не выгонять человека из студии только за то, что он говорит на русском, а не за смысл его слов.

Более идиотского бэкграунда для подобного поступка и придумать невозможно. Будто из классического русского агитпроповского мифа о “тупых хохлах”, которые ничего сами придумать не могут, только умеют ненавидеть русских.

А господину Дроздову, кажется, не дают спать лавры Фарион и Ко. Действительно, так легко в очередной раз начать кричать про “москалей”. На этом так просто заработать свою толику легкой славы и пиара. Так красиво играть на самых низких штуках — это же всегда смотрят лучше всего. Как там было у Леся Подеревянского — «Люди люблять гівно і уродів”.   

Точка зрения редакции Эспрессо.TV может не совпадать с точкой зрения авторской колонки. Эспрессо не влияет на содержание авторских колонок и не несет ответственность за мнение, которое авторы высказывают в них.

Источник