Необъявленная информационная война Кремля. Как Россия промывает мозги в Восточной Европе Дек20

Добавить в

Необъявленная информационная война Кремля. Как Россия промывает мозги в Восточной Европе

Необъявленная информационная война Кремля. Как Россия промывает мозги в Восточной Европе

фото: John Gara/BuzzFeed

Дмитрий Гомон 15 декабря, 2016, 16:10

В странах Восточной Европы только сейчас начали осознавать уровень угрозы, которую несет навязываемая «русским миром» картина мира

Жителям стран, имеющим опыт жизни в едином соцлагере, легче выделить кремлевские нарративы и фейки из общего информационного потока. Однако и там довольно много людей, поддающихся воздействию российской пропаганды.

На днях в Киеве "Украинская призма" собрала специалистов по российской пропаганде из Словакии, Чехии, Венгрии, Польши и Молдовы. Мы внимательно их выслушали и записали наиболее тревожные сообщения относительно "промывания мозгов", которое масштабно, целенаправленно и методично проводит российский режим.

Помогает украинский опыт

По словам руководителя безопасности программ Совета внешней политики "Украинская призма" Анны Шелест, если европейские государства хотят быть готовы, а не только реагировать на ситуации, которые создает российская гибридная война, нужно изучать опыт друг друга. И это одна из тех немногих сфер, где Украина может передавать нашим партнерам по НАТО и ЕС опыт,  накопившийся за два года.

"Наша слабость в том, что мы до сих пор воспринимаем информацию на русском языке очень легко и масштабно", — считает Шелест.

В Украине запрещена большая часть российских телеканалов, но есть спутниковое телевидение, которое в приграничных районах смотрят активнее обычного. В той же Молдове запрета российских каналов нет (хотя попытки были), и информация свободно транслируется на всю небольшую страну. А вот венгры такой проблемы не имеют.

Венгрия — языковой барьер

Среда, в которой работает российская пропаганда в Венгрии заметно отличается от сложившейся в других странах бывшего соцлагеря, рассказал исполнительный директор будапештского Центра евроатлантической интеграции и демократии Даниэль Барта. Прежде всего потому, что венгерский язык не является славянским, поэтому российским агентам влияния нужно тратить больше усилий.

Возможно, из-за дружеских отношений с премьер-министром Виктором Орбаном, кремлевские технологи действуют в стране осторожно. Например, не используют для пропаганды венгерскую ситуацию — например, конфликтные исторические вопросы со Словакией и Румынией.

В целом в Венгрии есть от 80 до 100 сайтов и блог-платформ, поддерживающих кремлевский нарратив. Но из них только 6-10 можно считать действительно влиятельными.

Поскольку в Венгрии нет культуры Twitter, главное поле битвы — это Facebook. Существует 10 страниц, распространяющих дезинформацию и имеющих более 2000 фолловеров. Две наиболее популярных имеют по 40-50 тысяч фолловеров и не является открыто пророссийскими ресурсами.

"Они подают альтернативные новости и только с помощью контент-анализа мы смогли выявить, что они пророссийские. Лишь третья-четвертая по популярности страница является откровенно пророссийской, одна из них администрируется из России", — рассказал Барта.

По словам политолога, главная проблема с которой сейчас работает российская пропаганда в Венгрии — миграция. Российские нарративы по этой теме используют не только пророссийские информационные ресурсы, но и государственные СМИ.

Российская пропаганда имеет задачу подрывать доверие к ЕС. Она раздувает эмоции против беженцев, против НАТО, продвигает антиамериканизм и дискредитирует Украину, изображая ее несостоятельным государством (failed state).

Словакия — государство не сопротивляется

Существует несколько десятков изданий и веб-сайтов, которые занимаются дезинформацией. Но только 3-4 из них — это влиятельные альтернативные пророссийские сайты, рассказала координатор проектов GLOBSEC Policy Institute Катарина Клингова. Большинство информации этих сайтов — пресс-релизы и сообщения национальных информационных агентств, пророссийская дезинформация составляет весьма малую долю.

"Благодаря этому обычному словаку довольно сложно отличить настоящую новость от фейковой, которая укладывается в определенный нарратив", — отмечает Клінгова.

Также, по ее словам, большое влияние в Словакии имеет пророссийская пропаганда, ведущаяся в соседней Чехии, поскольку чешский и словацкий языки похожи. Например, в Словакии отсутствуют Sputnik и RT (бывшая Russia Today), но они с легкостью проводят вещание с территории Чехии.

Распространению пропаганды помогает отсутствие официальной государственной позиции, которая рассматривала бы пропаганду как угрозу. Словакия, как и Украина, является транзитной страной для российского газа. Преследуя экономические интересы, многие словацкие политики избегают прямой критики российской администрации.

Идея большого славянского единства свойственна многим политикам и политическим группам и партиям, присутствующим в словацком парламенте. Там присутствует "Народная партия — Наша Словакия", которая открыто выступает против ЕС и это делает ситуацию более хрупкой.

Для исследования масштабов распространения российской пропаганды GLOBSEC провел опрос. Оказалось, что население все еще поддерживает евроинтеграцию, но эта поддержка существенно упала. 27% молодежи верит альтернативным СМИ больше, чем мейнстрим медиа.

"Тревожно, что молодежь, у которой не было опыта жизни в СССР, поддерживает российские нарративы", — отмечает Клінгова.

Чехия — отдел борьбы с пропагандой

Чехия одна из немногих стран Евросоюза, которая собирается бороться с российской пропагандой на государственном уровне. Эта миссия возлагается на специальный отдел в министерстве внутренних дел. Что характерно, он создан при антитеррористическом управлении.

Читайте также: Война с ложью. Почему Европа проигрывает российской пропаганде

В отделе будет 20 сотрудников. Об их методах и эффективности работы судить еще рано — работать на практике они начнут только в январе 2017 года, рассказала научный сотрудник Пражского института безопасностных исследований Ивана Смоленова.

По ее словам, эффективность пропаганды обеспечиваются ее быстрым распространением. В Чехии существует около сотни веб-сайтов, которые распространяют дезинформацию.

"Даже если ты ее развенчиваешь и постишь, что это фейк, она уже присутствует в интернете на десятке разных сайтов. И если ищешь в Google такие темы, как "Евросоюз", "мигранты" или "Россия" первые результаты скорее всего будут именно по сайтам с дезинформацией", — отмечает аналитик.

Второй аспект, который делает эффективной пропаганду — использование эмоций. Институт в Брно исследовал 3 000 статей с дезинформацией и обнаружил, что половина из них выражала определенный уровень ярости, четверть была направлена на страх, пятая часть источала ненависть.

"Когда в пропаганде используются эмоции очень трудно приводить аргументы", — говорит Смоленова.

Третий аспект эффективности пропаганды — использование наших собственных слабостей. Наиболее ярко это демонстрирует случай с Польшей, где российская пропаганда эксплуатирует сложные исторические отношения с Украиной.

Молдова — упущенные возможности

Опасную эффективность российской пропаганды доказали последние президентские выборы, на которых победил ориентированный на Кремль кандидат Игорь Додон.

Инструменты влияния — это около 80 кабельных русскоязычных каналов, хотя только 25% — русскоязычные, остальные 75% вещают на румынском. "Проблема еще и в том, что эти русскоязычные каналы — это бизнес наших олигархов, которые не хотят с ним расставаться", — рассказала исполнительный директор молдовского Центра информации и документации НАТО Елена Марзац.

Для Молдовы существуют свои специфические нарративы пропаганды. Первый —  тезис о том, что Молдова слабая страна, и уровень жизни очень низкий из-за того, что выбрали неправильную (европейскую) ориентацию. Второй нарратив о том, что нейтралитет несовместим с сотрудничеством с НАТО.

Как следствие, большинство граждан попадает в ловушку безопасности, считая, что лучшая опция для безопасности — нейтралитет. "Особенно после войны в Украине наши граждане начали думать, что не надо никого беспокоить, ни с кем сотрудничать, лучше тихо сидеть, может не заметят", — пояснила Марзац.

По ее словам, в 2007-2008 годах сторонников интеграции было до 70%, а сейчас таких менее 40%. Это вина и российской пропаганды, и проевропейских правительств, которые своими коррупционными действиями подрывали процесс евроинтеграции.

Третий нарратив касается симпатий к России в Гагаузии и Приднестровье. По словам Марзац, проблема усугубляется из-за отсутствия программ развития коммуникации с этими регионами.

Еще одна активная тема — унификация (объединение) с Румынией. "У нас очень мало людей, которые поддерживают эту идею, но почему-то эта тема возникает каждый раз, когда нужно устроить конфронтацию в обществе", — отмечает Марзац.

Польша — задача поссорить с Украиной

Последние два-три года в Польше, как и во многих других странах Европы, подрывается доверие к ЕС и НАТО, рассказала исследователь Фонда Казимира Пулаского Марта Ковальская.

"Навязывается российский нарратив — то есть, разрыв сотрудничества с европейскими и натовскими структурами. А также это разрушение прежде всего отношений с Украиной", — рассказала она.

По ее словам, ярким примером является дезинформационная кампания Кремля, которая проводилась в течение нескольких месяцев до саммита НАТО, проходившего в 2016 году в Варшаве. "СМИ восприняли этот нарратив, то есть создавали сомнения в сотрудничестве между Польшей и другими странами НАТО", — констатировала Ковальская.

Также россияне используют тему проблем польского меньшинства в Литве. Последние несколько лет наблюдается сотрудничество политической партии "Избирательная акция поляков Литвы и "Русского альянса". И это результат не только работы российской пропаганды, но и внутренних политических противоречий в самой Польше.

Еще одна особенность работы российской пропаганды в Польше — отсутствие проблемы русского языка. Лишь каждый 20-й поляк может сказать, что свободно владеет русским языком. А это значит, что почти не существует русскоязычных СМИ.

Наконец, по словам Ковальской, иногда Россия использует поляков в публичных дебатах на ТВ. На RT, НТВ и другие каналы приглашают польских комментаторов, политиков, общественных деятелей и создают картинку поляка-русофоба.

Что можно сделать

Проблема так сложна, что одним проектом ее не решить, отмечает Анна Шелест. Ответ должен поступать от всех слоев общества — политиков и правительства, гражданского общества, системы образования, журналистов. Но для этого нужно наладить совместное общение и взаимодействие.

"Требуется создание совместных центров противодействия гибридной войне. Они только начинают создаваться в Чехии и Украине. Их мультипликативный эффект будет только тогда, когда это будут совместные усилия", — пояснила Шелест.

По словам Елены Марзац, нужна широкая кампания информирования, особенно в приграничных районах. "Считаю своего отца грамотным человеком, но и он меня спрашивает, что с этим сбитым малайзийским "Боингом", кто виноват — Россия или Америка? Это настроения в обществе, люди не знают всей картины и этим очень хорошо пользуются", — рассказала она.

К сожалению, сейчас нападающий более активен, чем его жертвы.

Источник