Логика войны Сен03

Добавить в

Логика войны

Логика войны

Юрий Костюченко

1 сентября, 2018, 12:45

Война имеет свою объективную логику, которая не обязательно соответствует нашим стремлениям и желаниям

Эта неумолимая логика, с одной стороны, подчиняется общим закономерностям динамике конфликтов (описанным, например, в Дж. П. Ледерака), а с другой, отражает экономические, социальные и культурные реалии охваченных войной сообществ и территорий. Иногда, и даже очень часто, логика войны толкает участников конфликта к самоубийственным решениям, ведя от одного контпродуктивного, но неизбежного решения к другому, постепенно сужая пространство решений и приводя к неотвратимому финалу.

Текущие конфликты наглядно демонстрируют эту вообще-то тривиальный в теории безопасности тезис.

В Сирии Асад готовится к вторжению в Идлиб. Это решение, противоречащее всем предыдущим "многосторонним" договоренностям о создании "зон деэскалации" и ранее предоставленным гарантиям безопасности (чего, собственно, стоит слово захватчика, особенно российского?), грозит разрушить хрупкий баланс оккупантов в разрушенной войной стране и истощить последние ресурсы про-асадовской коалиции.

Казалось бы, это решение никоим образом не способствует стабилизации власти Асада и примирению в Сирии, но другого выхода у него нет, ибо оно вытекает с неумолимой логики развития сирийского конфликта.

Логика войны

Демонстрация жителей Идлиба против Асада и его планов вторжения, которая состоялась 31 августа

Фактически потеряв в 2014-2015 свои вооруженные силы и попав в тотальную зависимость от иранцев и россиян, Асад превратился не только в марионетку оккупантов, но и на заложника многочисленных наемников, которые сегодня составляют его "армию". Многочисленные парамилитарные отряды проправительственного ополчения "Шабиха", которые принимают участие в войне исключительно ради наживы – мародерства, грабежа местных жителей и рэкета. Разнообразные "спецназ" вроде "Тигров", "Соколов" и тому подобное, которые финансируются местным крупным бизнесом и отстаивают его узкогрупповые интересы. Иранские отряды "Фатимийюн" и "Забинийюн", сформированные из афганских и пакистанских изгнанников шиитов и хазарейцев, фактически вынужденных – через шантаж и взятие в заручними их семей иранским КСИР — выполнять роль пушечного мяса. Отряды финансируемой Ираном "Хизбаллы". Многочисленные наемники-"ихтамнеты" из разнообразных "Вагнеров". Все эти пестрые отряды и составляют сегодня основной военный ресурс Ассада, контролируемый, финансируемый и управляемый российскими военными и офицерами иранского КСИР.

Даже ключевые генералы, которые должны руководить немногочисленными отрядами единых кадровых военных – Республиканской гвардии и ВВС – являются агентами влияния тех или иных внешних игроков. Эта "армия" способна проводить карательные акции против местного населения и воевать с иррегулярным противником, и то, преимущественно, при поддержке авиации. Но ни противостоять организованному противнику, ни выполнять роль государствообразующего института это ситуативное сборище мародеров и карателей в принципе не способно.

После установления контроля над территориями, которые не были захвачены другими, более сильными оппонентами, вопрос стратегии встал перед Асадом со всей четкостью. Учитывая, что военную победу было добыто с помощью практик, которые можно определить как военные преступления (неизбирательных бомбежек и артиллерийских обстрелов, химических атак и массового уничтожения мирных жителей и разрушение населенных пунктов), он оказался обладателем вдребезги разрушенной территории, которая неспособна обеспечить даже физическое существование населения, что осталось на ней. Развитие экономики требует наличия государственных и социальных институтов, которые было также уничтожено войной, и на воспроизведение которых нет ни социального, ни финансового ресурса.

Асад фактически оказался посреди разбомбленной пустыни, среди нелояльного и крайне обнищавшего населения, окруженного толпой мародеров, единственный смысл и источник существования которых – это война.

Логика войны

Бойцы проправительственных войск выезжают из Дамаска, чтобы присоединиться к группировке, которая накапливается для атаки на Идлиб

Если нет внешнего противника, наемники начнут воевать между собой, убивать друг друга за кусок добычи и место в иерархии. Уже больше полутора месяцев поступают сообщения о постоянных вооруженных столкновениях между сирийскими и иранскими отрядами в провинции Дейр-эз-Зор. Там разные группы наемников конфликтуют между собой за право собирать дань с местных жителей, разворовывать имущество, оставшееся без присмотра, и торговать топливом, оружием, амуницией, продовольствием и наркотиками. Если это не остановить – любым способом и путем – подконтрольная Асаду территория быстро превратится в территорию враждующих банд гораздо худших по ИД, и тогда его победа станет сокрушительным поражением и для него, и для страны.

Именно поэтому он вынужден продолжить войну – атаковать Идлиб, рискуя не только своей малочисленной армией, но и негативной реакцией Турции и США, которые вполне могут решиться на операцию возмездия – от нанесения непоправимых потерь остаткам правительственных войск к атаке на самого Асада. Вынужден, даже осознавая, что это — промежуточное решение, которое может отсрочить его финал, но не остановит окончательную катастрофу.

Асад не хочет ни проигрывать, ни тем более — умирать, но выхода у него нет, и он обреченно шагает в пропасть, подталкиваемый неумолимой логике войны.

Так же не хотят ни проигрывать ни умирать никакие предводители никаких группировок и анклавов, которые выполняют роль прокси или прикрытия в чужой людоедской игре. Но неумолимая логика войны делает свое дело.

Когда кто-то, превратившись в проводника чужой воли и чужих политических интересов, устраивает в своем доме бандитский анклав, опираясь на иностранных наемников, местных маргиналов и криминальных элементов, что прогнозируемо приводит к коллапсу местной экономики за несколько месяцев и утечки больше половины – преимущественно наиболее активного — населения, то у него не остается другого способа существования, кроме конвертирования насилия в прибыль за счет ограбления остатков местного населения, разворовывание гуманитарной помощи и предоставленных оккупантом ресурсов, криминального бизнеса и междоусобной войны за передел добычи, которая в итоге и приводит к уничтожению всех участников этого криминального сборища.

Бесконечные силовые устранения и убийства лидеров незаконных вооруженных группировок, вождей и политических псевдо-лидеров местных анклавов на Донбассе – Бэтмена, Дремова, Маги, Моторолы, Гиви, Захарченко и других, менее известных, — является мощным индикатором как природы и движущих сил конфликта, так и природы образований, что противник идентифицирует "народными республиками". А кроме того, эти события должны стать указателями для стратегии разрешения конфликта.

И наше общество, и наш политический класс, который претендует на национальное лидерство, и западные союзники должны осознать простую правду: на оккупированных территориях Донбасса мы имеем дело с управляемым Кремлем бандитским анклавом, которой питается насилием и криминальным бизнесом, и его динамика обусловлена ходом криминальных разборок между главарями группировок за распределение внешнего ресурса и добычи с мародерства.

Логика войны

Кафе "Сепар" в г.Донецк, где был подорван главарь пророссийских терориств Александр Захарченко

Только после осознания этой простой истины можно начинать строить консенсуальные, эффективные и безопасные стратегии возвращения оккупированных территорий, особенно, говорить о "примирении", и призывать к "прямым переговорам" с "народными республиками".

Возвращаясь к начальному тезису, стоит отметить, что единственный способ разорвать фатальную логику войны – это укреплять собственную субъектность, создавая и развивая союзы, четко осознавать свои цели, в том числе и вне конфликта, иметь осознание причин, движителей конфликта, и стратегию своего в нем участия и его решения, переживать за институционализацию – как государственную, так и социальную. Но этот путь является недоступным для криминальных марионеток мафиозных режимов. Даже больше, их участие в политическом процессе делает развитие государства и развитие общества крайне сложным, если вообще возможным.

Начать укреплять собственную безопасность следует с того, чтобы четко понимать ситуацию и называть вещи правильными именами. Если вы понимаете, о чем я…

Источник