Лавров и талибы. Игра с отрицательной суммой Ноя11

Добавить в

Лавров и талибы. Игра с отрицательной суммой

Лавров и талибы. Игра с отрицательной суммой

Юрий Костюченко

9 ноября, 2018, 22:58

9 ноября в московском "Президент-отеле" в закрытом формате состоялось заседание "Московского формата консультаций по Афганистану на уровне заместителей министров иностранных дел и профильных спецпредставителей"

Несколько лет назад американское общество поразила информация, просочившаяся в прессу, что в кругах администрации обсуждается вопрос о переговорах по урегулированию в Афганистане с участием талибов. Реакцию общества можно выразить известной фразой генерала Мэттиса: "Страна, которая вооружила Сталина, чтобы победить Гитлера, безусловно, может работать вместе с врагами аль-Каиды, чтобы победить аль-Каиду". Поэтому, из-за неготовности общественного мнения воспринять вчерашних непримиримых врагов в качестве стороны переговоров, вопрос был отложен. Даже несмотря на очевидную необходимость такого шага ради прекращения войны, которая стала бесконечной. Переломным стал момент появления третьей силы — "Исламского государства" — угрозы, на фоне которой вчерашние разногласия стали уже не столь критичными. Поэтому в прошлом году вопрос о привлечении талибов к мирным переговорам в Афганистане вновь был возбужден администрацией США.

Такое решение, в случае его внедрения, позволило бы, с одной стороны, значительно снизить напряженность в конфликтном регионе и более эффективно бороться с "ИГ", а с другой, освободило бы ресурсы США и позволило бы сконцентрироваться на решении других задач в регионе.

Но, пожалуй, именно такая перспектива и не устраивала Кремль, который имеет на текущий Средневосточный конфликт свои виды и преследует в регионе свои политические и экономические интересы. С достаточно очевидным намерением вытеснить США и самому занять позицию миротворца Кремль спешно начал организовывать "международные конференции" по вопросу афганского урегулирования.

В отличие от "заокеанских противников", общество и кремлевские лидеры не задавались этическими вопросами о допустимости переговоров с вчерашними врагами, а потому с радостью пригласили и с энтузиазмом встретили делегацию Талибана во главе с Шер Мухаммедом Аббасом Станикзаи — бывшим командующим юго-западным фронтом Северного альянса, которой воевал против советских оккупантов во время советско-афганской войны 1979-1989 гг., а теперь — главой представительства Талибана в Катаре.

Встреча была запланирована с размахом: кроме запрещенного на территории РФ Талибана, для участия в переговорах были приглашены 12 стран. Официальные Кабул и Вашингтон отвергли приглашение на том основании, что переговоры о мире в Афганистане должны проходить под председательством правительства Афганистана. В то же время Талибан завил, что переговоры с Кабулом не имеют смысла, поскольку они являются "марионетками США", и переговоры могут быть только непосредственно с Вашингтоном и только об условиях ухода американцев из Афганистана. Несмотря на то, что президент Афганистана Ашраф Гани отклонил приглашение, в конференции согласилась принять участие делегация Высшего совета мира Афганистана — органа при правительстве, курирующем мирный процесс. При этом правительство официально заявило, что делегация не представляет интересов официального Кабула.

На конференцию в Москву также прибыли представители Индии, Ирана, Китая, Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана, Пакистана, Таджикистана и Туркменистана. Откровенная второстепенность чиновников иностранных делегаций будто подчеркивала, что идут переговоры между РФ и Талибаном.

Встреча завершилась неожиданно безрезультатно. Талибы и дольше продолжают настаивать на прямых переговорах со США, делегация Высшего совета мира Афганистана настаивает на проведении каких-либо немедленных переговоров и просит талибов назначить место и время встречи.

Единственным значимым событием стало выступление председательствующего на встрече министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова, в котором он изложил мотивы проведения встречи: "Передовые отряды террористов в лице "ИГ" не без поддержки внешних спонсоров делают попытки превратить Афганистан в плацдарм своей экспансии в Центральной Азии и в целом в нашем обширном регионе. Никто не должен мыслить категориями геополитических игр, которые могут привести к очередному преобразованию Афганистана на поле соперничества между внешними игроками с тяжелыми последствиями для афганцев и их соседей".

Пожалуй, ради такого рода декларативных выпадов и затевалась вся эта имитационная деятельность по "афганскому урегулированию" — фактически, без участия Афганистана. Как заявил бывший премьер-министр индийского штата Джамму и Кашмир Омар Абдулла в комментарии журналисту Хайдеру, "трудно понять, как "неофициальные переговоры" 12 стран в Москве по приглашению российского правительства являются "управляемым Афганистаном афганским процессом"". Очевидно, что эти переговоры не отражают интересов афганского народа, не ведут к миру и могут способствовать эскалации угроз.

Риски такого поведения Кремля весьма высоки. Не стоит даже спрашивать, зачем при активных и бесперспективных войнах в Украине и Сирии Кремль фактически лезет в новую военную авантюру в Афганистане. Отправка наемников в Судан, Ливию и ЦАР свидетельствует, что логика решений российского руководства в области безопасности не поддается рациональному осмыслению, а скорее отражает специфику кремлевского режима. Также непонятно, зачем заигрывать с радикальными исламистскими движениями, имея серьезные нерешенные противоречия в мусульманских общинах в собственной стране. Не стоит даже надеяться, что теневые доходы от торговли оружием и сырьем с талибами компенсируют расходы на безопасность в случае серьезных беспорядков. Так или иначе, такого рода попытки "геополитического противостояния" со США несомненно ведут к уменьшению устойчивости режима и потенциальной дестабилизации РФ.

В региональном контексте важнее другое. Сегодняшняя относительная эффективность сдерживания "ИГ" в Афганистане совместными, хотя и не всегда скоординированными усилиями афганского правительства и Талибана базируется, прежде всего, на мощном военном ресурсе, который имеет западная коалиция во главе со США. В случае их выхода РФ не сможет предложить ничего сравнимого ни в военном, ни в технологическом, ни в управленческом плане, а значит, экспансия "ИГ" в Афганистан и далее в Среднюю Азию может стать реальностью. Вытесняя США и западную коалицию из Афганистана, Кремль прямо способствует реализации стратегии "ИГ"в регионе и одновременно ставит под существенную угрозу безопасность своих новоявленных союзников.

Но кого это интересует в эпоху гибридных геополитических игр…

Источник