Домой Общество Как рождалась Конституция. Воспоминания очевидцев

Как рождалась Конституция. Воспоминания очевидцев

Как рождалась Конституция. Воспоминания очевидцев

Владислав Красинский, Лилия Макашова 28 июня, 2016, 12:00

Четыре необычные истории о том, как принимали Основной Закон Украины

К 20-й годовщине принятия Основного Закона Эспрессо.TV пообщалось с журналистами и политиками, которые непосредственно находились в парламенте в Конституционную ночь.

Директор информационного агентства “Интерфакс” Александр Мартыненко:

Начиная со второго или третьего часа ночи шампанское разливали прямо в зале парламента, причем до принятия Конституции не праздновали, а просто пили в процессе голосования. Уже никто не ходил в буфет, а просто приносили бутылки с собой на рабочие места и прямо там употребляли. Такое было.

В течение вечера депутаты, которые ориентировались на Павла Ивановича Лазаренко, ждали от него команды. Я не помню, после какой статьи, но когда голосование пошло — всем стало ясно, что он такую команду дал. Запомнилось выступление бывшего премьер-министра Евгения Марчука, который сказал, что “сейчас взойдет солнце — и мы должны встретить его новой Конституцией”.

В целом, Александр Александрович Мороз полностью организовал процесс и переиграл тогдашнюю команду президента, конечно.

Леонид Данилович приехал в парламент тогда, когда стало понятно, что Конституция будет принята и все игры закончились. Запомнилась фраза Владимира Горбулина (тогдашний секретарь Совета национальной безопасности при президенте. — Ред.), которая была сказана в кулуарах после принятия: “Будем считать наше поражение победой”.

Как рождалась Конституция. Воспоминания очевидцев

Главный редактор сайта Эспрессо.TV Сергей Руденко:

В течение всего дня 27 июня очень активно работал буфет. Это была точка, где пересекались мысли. В период с 20 до 21 часа все собрались у телевизоров, потому что ждали — с чашечками кофе и коньяка — указа президента о роспуске парламента.

Верховная Рада, как и теперь, тогда медленно работала. У Кучмы был такой кнут — указ о роспуске ВР. Перед этим еще Дмитрий Табачник пришел в Раду и убеждал всех, что в 21:00 будет провозглашен указ о роспуске. Но этого так и не произошло.

Я наблюдал за ложей прессы, так понимаю, что коньяк даже кто-то в зал приносил. Было сложно работать, потому что это же было с 10 часов 27-го числа до 9 утра 28 июня.

Ушел из парламента где-то в 12 — начале 1-го. По моим подсчетам, они не должны были принимать Конституцию. 28 июня я в 6 утра включил украинскую службу ВВС — там было включение Николая Вересня, тогда узнал, что уже голосуют заключительные положения.

В целом атмосфера была историческая: все понимали, что принятие Конституции — это исторический акт. Это первая Конституция независимой Украины, и все хотели, чтобы она была.

А на следующий день, 28 июня, у Сергея Рахманина родилась дочь. И я помню, когда он ходил по парламенту счастливый и все ему советовали назвать дочку Конституцией. А еще так исторически сложилось, что крестным отцом дочери Рахманина стал Виктор Мусияка — один из “крестных отцов” украинской Конституции.

Юрист-конституционалист Виктор Мусияка:

Мне в ту ночь исполнилось 50 лет. В 12 часов начали поздравлять, Мороз дал мне слово, я попросил сделать мне подарок — принять Конституцию. А депутат Владимир Яворивский, известный писатель, подошел и такие две строчки сказал: “Пять десяткив Мусияци, коммунистив бьем по сраци”.

Тогда левых где-то было 178 в парламенте, без них нельзя было принять Конституцию, поскольку 300 голосов надо. Я ему говорю: “Что ты говоришь, нам же их голоса нужны!”. Но они потом начали голосовать вместе с нами, так что голосов хватило.

У меня после этой ночи очень теплые отношения с журналистом Сергеем Рахманином. Когда все закончилось утром, он ко мне подошел и говорит: “Виктор Лаврентьевич, у меня сегодня дочка родилась, будьте ей крестным отцом”. Я, конечно, счастлив был от такого предложения, и теперь Варваре 20 лет исполнится.

Как рождалась Конституция. Воспоминания очевидцев

Журналист “Зеркала недели” Сергей Рахманин:

У меня дочка родилась одновременно с Конституцией, у них разница, если не ошибаюсь, 13 минут. Я очень много писал о конституционном процессе, а когда узнал, что роды должны были происходить в этот день, то начал воспринимать этот процесс, который проходил в парламенте, как личный. Я не спал ночь, потом писал текст, потом поехал в роддом.

Когда все это закончилось и там был фуршет в буфете Верховной Рады, ко мне подошел тогдашний депутат Юрий Бездуган, поздравил меня с рождением дочери и предложил назвать ее Конституция. А потом подошел Кравчук и отговорил, хотя я, собственно, и не собирался. Он посоветовал дать дочери более человеческое имя.

В процессе принятия Конституции было 4 персоны, которые сыграли ключевую роль в том, чтобы объединить парламент и согласовать противоречия между депутатами и Администрацией президента: Мороз, Мусияка, Марчук и Емец, который выполнял роль связиста между президентом и парламентом.

Запечатлелось в памяти лицо Симоненко, очень недовольное. В основном была усталость или радость, а недовольство я читал только на одном лице — Петра Николаевича Симоненко.

Источник