Домой Культура Изменит ли Институт книги ситуацию в книгоиздании к лучшему

Изменит ли Институт книги ситуацию в книгоиздании к лучшему

Изменит ли Институт книги ситуацию в книгоиздании к лучшему

Институт книги будет изучать читательский спрос украинцев, но без реального восстановления книжной торговли этого будет мало

Идея создать в Украине Институт книги по польскому образцу активно вращается в среде книжников. И вот – первые реальные шаги к ее практическому воплощению. В начале этой недели глава комитета Верховной Рады по вопросам культуры и духовности Николай Княжицкий заявил: настаивает, чтобы в повестку дня текущей сессии Верховной Рады внесли подготовленный им законопроект №3084. Этим документом предусмотрено внесение изменений в некоторые законы Украины, и изменения должны усовершенствовать систему государственного управления в книгоиздательском сфере. В случае принятия отечественное книгоиздательство получит реальную поддержку, прежде всего – законодательную.

"И книгоиздательство, и книгочтение в нашей стране катастрофически падают, — сказал пан Княжицкий на согласительном совете. — Книгами в Украине занимаются частично Министерство культуры, частично Гостелерадио, и это – абсурд". И добавил: если не реформировать Министерство культуры, не создать в его структуре Институт книги и не собрать книгоиздательскую отрасль в одном месте, исправлять абсурдную ситуацию будет сложно. Все это четко прописано в упомянутом законопроекте, нашло поддержку как профильного комитета, так и книгоиздателей, и в случае поддержки парламентариями заложит первый камень в фундамент будущего Института книги.

У автора этих строк автоматически возникает вопрос: а при чем тут Минкульт? По моему глубокому убеждению, реформировать его можно с таким же успехом, как зажечь мокрое – разве что смешать воду с бензином, соляркой или чем-то еще горюче-смазочным. Всякое дело, в которое вмешивается Министерство культуры Украины, довольно быстро делает эту структуру идеологически подобной печально известной Национальной экспертной комиссии по вопросам защиты общественной морали. Но если участие Минкульта – единственное зло, необходимое для успешного создания и развития Института книги, то вздохнем и признаем: пусть министерство тоже остается при этих делах.

Потому что если все будет так, как планирует Николай Княжицкий и хочет большинство украинских издателей, правила игры в книжной отрасли изменятся. Минкульту придется это принять и даже получится выглядеть прогрессивным, ибо оно окажется рядом с положительными изменениями, на которые никто посторонний не будет иметь возможности влиять, потому что влияние делает невозможным сама идея.

Если коротко, то Институт книги — это изучение читательского спроса, на его основе – формирование издательских планов, а также, что очень важно, пополнения фондов действующих библиотек из государственного бюджета только на основе запросов самих библиотек. То есть реакция на читательские вкусы, реагирование на запросы снизу, а не предложение тонн макулатуры сверху.

Стоит подчеркнуть: речь идет именно о том предложении, от которого не отказываются. Навязывание реальным читателям того, что они не хотят и не будут читать, осталось в прошлом. Вот как это выглядело.

Издательство "Советский писатель" раз в три года должно было издавать книгу члена Союза писателей про колхоз. В то же время в ежегодном плане стояли востребованные в целом романы Павла Загребельного или/и Владимира Малика, Ростислава Самбука и прочее. Опуская детали, все библиотеки советской Украины единогласно заказывали себе новые книги Загребельного. Но при этом не могли, не имели права отказаться от книги про колхоз. Тем более, что за эту книгу вместо библиотек платило государство, которое уже вложилось в издание книги про колхоз и просто возвращало себе деньги, покупая у себя же или по себестоимости, или на несколько копеек дороже.

Происходил, по определению писателя Владимира Войновича, классический "круговорот дерьма в природе". Понятно, что подобные книги были балластом даже во времена, когда их авторы жили и процветали. Большинство из них так и остались нечитаными, следовательно – мертвыми. Однако продолжают занимать место в библиотеках, ибо целесообразность существования библиотек измеряется количеством фондов, а не обновлением их за счет актуальной, действительно нужной и интересной читателям литературы.

Подобная практика сохранялась до последнего времени, правда в значительно меньших масштабах. Никто не контролировал государственные заказы, на которые тратились государственные деньги. Поэтому появлялся, скажем, несколькотомник Анатолия Толстоухова "Харцызск: время, события, люди": каждый том имел тираж 1 тысяча экземпляров, печать каждого стоила казне 350 тысяч гривен, еще по курсу 8 гривен за $1. Достаточно иметь калькулятор, чтобы посчитать: никому не нужная книга господина Толостоухова обошлась налогоплательщикам в 350 гривен за экземпляр. И примеров таких множество.

Институт книги минимум сделает подобные практики невозможными. По крайней мере, это закладывается как один из принципов его создания. Изменения начались уже сейчас, хотя заметны далеко не всем, как и эффект от них. Скажем, недавним приказом Госкомтелерадио утверждена новая редакция порядка реализации бюджетной программы "Выпуск книжной продукции по программе "Украинская книга". Теперь, пока нет Института книги, при формировании перечня книг, на закупку которых будут расходовать государственные средства, будут учтены предложения общественности. В частности, библиотекарей в регионах и, что важнее, их посетителей.

Тем не менее, заниматься подобным делом все-таки должна отдельная структура. Замысел предполагает не только изучение действительного читательского спроса (никакой Минкульт не заставит книголюбов читать Яворивского вместо Винничука), но и системное проведение мероприятий, которые будут способствовать популяризации чтения. Проще говоря, вернут книгу в потребительскую корзину украинцев. А также смогут получить бюджет, который позволит устроить выезды популярных авторов для встречи с читателями в разные регионы. Причем популярный автор даже сможет получать за участие в таких мероприятиях гонорар, который заставит тех, кто пишет или хочет писать, учитывать реальные читательские запросы, чтобы их книги имели спрос.

Единственное, что осталось за скобками процесса создания Института книги: параллельное развитие магазинов по всей Украине. Потому что пока книгу в рядовом районном центре нельзя купить так же свободно, как пиво или сало, популяризация чтения рискует остаться в основном в теории.

Источник