Фейгин: Я уверен, что МН-17 сбил российский Бук, управляемый кадровыми военными Июл30

Добавить в

Фейгин: Я уверен, что МН-17 сбил российский Бук, управляемый кадровыми военными

Фейгин: Я уверен, что МН-17 сбил российский Бук, управляемый кадровыми военными

Антин Борковский 25 июля, 2017, 13:38

Российский адвокат Марк Фейгин рассказал в эфире телекнала Еспресо о причинах куража Стрелкова и попытках дискредитировать его адвокатскую деятельность

Дело о сбитом малазийском Боинге приобрело много  новых деталей, но с другой стороны участники этого теракта начинают все более  нагло и активно светится. Речь даже не идет о тех самых Гиркине-Стрелкове, появляются такие персонажи как «Хмурый» и  прочие

Дело развивалось в некой динамике, я имею в виду реакцию российских властей – от полного отрицания до выдвижения каких-то безумных версий, типа помните испанского диспетчера.

— Да, мол,  украинцы сами сбили, чтобы свалить на нас, пушистых и так далее.

— Да, да. Это все уже сейчас как бы отринуто, потому что совершенно очевидно безумие этих версий с одной стороны, и с другой, ну слишком стала  очевидной ложь со стороны Кремля. Только идиот может поверить в какую-то иную версию, кроме сбитого Боинга «Буком».

Безусловно, расследование, с моей личной точки зрения, доказало, что этот «Бук» российский, что выстрел был произведен с территории «ДНР», вне всяких сомнений, контролируемой сепаратистами. Если вы помните, были там всякие версии, что это, мол, украинский «Бук» в Снежном  и так далее. Мне совершенно очевидно, что это российский «Бук» и вроде бы все более-менее ясно с экипажем этого «Бука» — это кадровые российские военные, это не шахтеры и не доярки.

Совершенно очевидно, что управляли этой военной техникой кадровые российские военнослужащие. И поэтому, наверное, сейчас российское руководство в отчаянной попытке, изыскивая какую-то более-менее правдоподобную версию (хотя они все неправдоподобные)  пытаются уже отыгрывать в другую сторону.

Есть делегитимизация  процесса как такого, пробуют говорить о том, что «ну, вы знаете, это расследование хоть и велось три года. Но мы в нем не участвовали, российская сторона не сотрудничала, документов не предоставляла, может ли оно считаться полноценным и достаточно исчерпывающим для того, чтобы начать суд?».  

Другая  попытка  — обелить российских военнослужащих, чьи фамилии уже известны, чтобы показать, что они никакого отношения к этому не имеют, что они были в другом месте, что они давно уже не кадровые военнослужащие и так далее. Это бесконечная игра по кругу, мол, я не я. Но, возвращаясь к Гиркину, — на самом деле осталось не так много свидетелей. Вот смотрите, Моторолла, Гиви и прочие – они ведь все уже в могиле.

Гиркин – один из очень немногих, не говоря об этом пресловутом «Хмуром», кто имеет прямое отношение к этой истории, самое прямое.

Напомню, в 2014 году, я очень хорошо помню этот день, когда сбили Боинг, я как раз был в Воронеже. Я был по делу Савченко и мы с Полозовым обсуждали эту ситуацию. И  крутилось заявление Гиркина о том, как мы сегодня успешно сбили очередной украинский транспортник.

То есть, они признавались уже, что они сбили этот самолет. И это очень серьезно. В зоне Снежного и так далее как раз находились сепаратисты , в том числе и Гиркин, понимаете? Он еще не эвакуировался в  тот момент.

— А почему сейчас Гиркин так куражится? Речь даже не идет о дебатах с Навальным, речь идет о его наглости военного преступника постоянно светиться. Вместо того, что бы сбрить усы и исчезнуть в районе озера Байкал.

— Мне кажется, здесь объяснения только то, что первое – он сотрудник ФСБ, он это никогда не скрывал, он подполковник или полковник. И, возможно, именно в ФСБ его заверили, что ни при каких обстоятельствах он ответственности за это не несет. А второе, я думаю, что он понимает, что уж кто-кто, а Россия незаинтересована в его передаче.

Ведь Гиркин – это некий такой Меграхи, который подорвал самолет над Локерби. Когда ливийские спецслужбы по прямому указанию  Каддафи взорвали самолет над Шотландией. Следствие долгие годы длилось, в в конце концов только в конце девяностых, в начале нулевых договорились и передали Меграхи для отбывания наказания в Великобритании. И ливийский режим, Каддафи, заплатил то ли два, то ли два с половиной миллиарда долларов компенсации.

— Но мы знаем, как российские спецслужбы, да в принципе любые спецслужбы, устраняют ненужных свидетелей. Гирька на шее Гиркина – и нет проблемы, нет человека – нет проблемы. Мы понимаем, что того или иного бурята, который обслуживал конкретный экипаж «Бука», возможно и не найдут. Но Гиркин то он на плаву.

— Такое всегда возможно. Вы посмотрите, и другие публичные фигуры, такого же рода, так сказать, как они канули, не только такие, как Моторолла и Гиви. А Болотов, который к тому времени отошел от дел. Неожиданная, какая-то нелепая смерть, то ли от сердца, то ли кофе попил, то ли чая. То есть, такое возможно всегда. И поэтому Гиркин понимает, что бежать эму некуда. А куда ему за пределы России бежать?

В какое такое место он может убежать, чтобы скрыться? Он действует как бы напролом в том смысле, что пытается он пытается через паблик получить некую гарантию того, что его не устранят по-тихому. Он сохраняет лояльность, рассчитывает на то, что это будет взаимным, и что его убийство невыгодно Кремлю, чтоб не давать новых поводов разговорам, что Кремль прячет концы в воду.

Потому что того или иного бурята никто не знает, исчез и все. А Гиркин если исчезнет, то будут какие то движения публичного характера, будут задавать вопросы – а где собственно военный преступник!? Этот вопрос озвучит и с судебный следственный  орган, который будет рассматривать это дело в Гааге.

И в этом смысле я считаю, что Стрелков играет, он считает, что этот элемент куража поможет ему гарантировать и хеджировать себя от возможного последствия в виде его тайного убийства.

А как сейчас обстоит дело с выдачей или обменом пленных? Мы понимаем, что часть людей с украинской стороны оказались заложниками Кремля, но есть еще и кремлевские военнопленные, которые находятся в Украине, тот же самый Агеев.

— Я вам скажу, что таких немало — там не один Агеев. Их гораздо-гораздо больше. Просто история с Агеевым публичная. Я думаю, что СБУ сознательно пошло на эту публичность, то есть, после его захвата в плен под Луганском, они опубликовали его документы. Они могли этого не делать, правильно?

Могли так сказать, передать военной контрразведке, и так далее. И мы бы не узнали, что есть такой контрактник Агеев. Но это было сделано. Значит, в каком то смысле украинской стороне действительно выгодно показать, что у нас есть и такие. Смешно выглядит, согласитесь,  Агеев сидит в Киеве, взятый в плен, с оружием в руках, его сослуживцы погибли, а международный уголовный суд в Гааге отказался назначить меры по Донбассу, ссылаясь на то, что Украина не доказала присутствия российских войск в Донбассе. Ну, вообще какая то карикатура.

— Ну, посадить Агеева в чартер и отвезти его в Гаагу, чтобы он там свидетельствовал. И заодно его мамашу, которая пишет жалобные письма украинскому президенту вместо того, чтобы объявить голодовку под администрацией у Путина.

— В общем, да. Но в России это невозможно, потому что маме сделают больно. В России это совершенно невозможные вещи. Это в Украине, в  Киеве, на Банковой я видел раз за разом протестующих, потому что в Украине хоть и сложная, но демократия. В России это невозможно в принципе, понимаете?

Я считаю, что обмен возможен, потому что нормандский формат возобновился, вопрос возобновления обмена заложниками это наверняка одно из  важнейших условий возобновления этих переговоров. И я думаю, эти переговоры коснутся не только тех, кто находится в «ДНР-ЛНР», но и тех, кто собственно говоря, находится здесь, в России из числа украинских политзаключенных, их тоже надо менять.

— Мы видим попытку вашей дискредитации с использованием таких персонажей как Шарий.

— Заметьте, когда было дело Савченко, была история с пранкерами. То, что говорили в России, это неважно, потому что здесь нет общественного мнения, нет свободной прессы, здесь невозможно ничего никому объяснить. Важно, что делается в Украине, где как раз дискуссия есть, в Украине есть свободные СМИ, ты можешь выложить свою версию и так далее.

Напомню, когда-то точно такие же самые кагебешные пранкеры позвонили президенту Украины Порошенко. Ну, казалось бы, ладно, Фейгин – лох, не смог разобраться. Но президент Украины ведь тоже не смог разобраться, кто ему звонит под видом президента Киргизстана Атамбаева, понимаете? То есть, это говорит о том, что работают с той стороны спецслужбы, не какие-то пранкеры, не украинский блогер Шарий. Понимаете?

 Ну, технология на самом деле очень проста. Вот Вы использовали такой термин как свободные масс-медиа в Украине. Но мы же знаем, что часть «свободных украинских медиа», финансируются Кремлем, они бомбятся кремлевскими журналистами, которые сидят на зарплате в том числе и у господина Клименка, бывшей руки Януковича по деньгам.

И мы понимаем, что повестку дня в Украине очень часто создают именно кремлевские ребята за кремлевские деньги, махая званием украинского журналиста. Это просто нонсенс.

— Вот «Страна.UА», ее главный редактор Гужва. Они фигурируют в переписке офиса Суркова. Ну там же было открыто , что ему и «Вестям» предоставляли деньги. Они что им платят деньги просто из симпатии что ли? Меж двумя воюющими странами, понимаете? Конечно же, эта повестка, этот нарратив в Украине тоже создается Москвой, Кремлем.

Что касается Шария, его сейчас запустили как вот эту агрессивную собачку, понимаете? Он финансируется из Москвы, но он не просто получает деньги, это было бы одно. Понимаете, ему действительно дают средства, но его подключили к так называемой ботной сети Пригожина, Рыкова и других.

Если вы видите массовую его поддержку, то на самом деле она не настоящая, она бутафорская. То есть, это пустые аккаунты, не работающие в Твиттере, в Фейсбуке, в Ютубе. Вот эти фермы, эти фабрики ботов, они работают как раз в пользу таких людей. Создается некий вариант массовости, захвата аудитории внимания. Вот там миллионный просмотр, хотя на самом деле это не так.

Они рассчитывают на массовый психоз людей. И соответственно, если вбрасываются такого рода разные идеи. Для чего это делается? Ну, просто на просто на ровном месте, без всяких оснований, сначала была запущена история о том, почему я езжу в Крым – хотя куда уж проще, — для того, чтобы защищать Умерова, украинского гражданина, которого пытаются обвинить. И суд, слава Богу не плохо складывается за счет моего участия.

— А какова цель, по вашему мнению, подобных попыток? Для того, чтобы посадить Фейгина на место или дискредитировать его, или еще что то более глубокое?

— Прежде всего – дискредитировать Фейгина  в глазах украинцев. Не в России. В России я  русофоб, пятая колона, жидо-бандеровец, тут уговаривать никого ни надо.  Прежде всего, на Украину это рассчитано. Для чего?

Я очень активен в продвижении вопроса обмена Сущенка на Агеева. Не секрет, он мой подзащитный, я хочу быстрее Романа отправить домой. Моя задача – давать информацию и максимально помогать вот этому обмену – возвращению украинских заключенных домой. Никакой другой цели у меня вообще нет. Но это вступает в противоречия с интересами Кремля на Украине.

Источник