Домой Мир Дмитрий Орешкин: расчет Кремля, чтобы разрушенный Донбасс оплачивала Украина, а он мог...

Дмитрий Орешкин: расчет Кремля, чтобы разрушенный Донбасс оплачивала Украина, а он мог всегда подлить «солярки»

Дмитрий Орешкин: расчет Кремля, чтобы разрушенный Донбасс оплачивала Украина, а он мог всегда подлить «солярки»

Антин Борковский 2 июля, 2016, 14:47

Российский политолог Дмитрий Орешкин в эфире Эспрессо анализировал стратегию Кремля на Донбассе, ресурсы для «большой войны» и последствия выборов в российскую Думу

Насколько я понимаю, в ближайшие полгода на востоке Украины не будет холоднее, чем сейчас. Мы видим сводки об интенсификации огня: идет медленное и кровавое принуждение Украины к миру, путем отказа от своих позиций.

Я думаю — это то, что называется «заявление о торговой позиции». Надо сделать так, чтоб Украине было больно, с тем чтобы Украина тоже проявила большую гибкость в вопросе о Донбассе. Кстати говоря, ключевая позиция Москвы заключается в том, что Донбасс-то, в принципе, им не нужен, а нужен Крым.

Крым — это символическое приобретение для Путина, и если Крым придется возвращать, то это для него будет катастрофа, потеря лица, политического будущего и, вообще, конец карьеры.  Это он понимает. А Донбасс запихнуть назад в Украину как раз в его интересах.

На путинских условиях.

Почти на любых. Вот смотрите — территория в ужасном состоянии, люди раздражены  и не любят киевскую власть и персонально господина Порошенко. Голосовать будут против него, а это где-то 3 млн.  избирателей, которые симпатизируют России.

Они, правда, раздражены и на Россию тоже, но Киеву-то от этого легче не станет. Это «горячая картошка», которую Владимиру Путину гораздо интереснее иметь за шиворотом у господина Порошенко, чем у себя за шиворотом. Мол, Путин как бы не несет ответственности, но в тоже время можно всегда подлить солярки, чтоб полыхнуло погромче.  Короче говоря, с одной стороны, в европейском направлении демонстрируется гибкость и широкая улыбка, а на Украину оказывается давление, в том плане, что давайте искать какой-то компромисс.

Я думаю, что компромисс будет на самом деле подвешенным — да, Россия будет соглашаться с идеями о том, что нужно вводить наблюдательные миссии ОБСЕ в Донбасс, но будет затягивать вопрос по поводу полномочий, мандата, типа вооружения, регионов, куда будет  эта миссия допущена. С одной стороны – готовность к обсуждению, а с другой стороны – огромное количество мелких заусенец, цепляясь за которые можно процесс затянуть.

Но мы понимаем, что следующим этапом-то будет попытка, ну не знаю,  накормить Донбасс, инфраструктура которого была разрушена целенаправленно – мы же помним, как распиливались и вывозились в РФ целые заводы. Индустриальный регион по сути без индустриальной составляющий.  

Безусловно. И за разбитую посуду хотелось бы заставить платить украинскую сторону. Это вполне такой очевидный простой примитивный расчёт. Конечно, эти миллиарды долларов, которые туда надо инвестировать, что бы, хотя б восстановить нормальные условия жизни, и для Кремля будет лучше, если их будет инвестировать Украина, потому что в России их нет.

Как я понимаю, Украине было бы интересней  эти миллиарды — которых у нее тоже нет, но уж если бы они вдруг появились — проинвестировать в лояльные территории, типа Харькова или Одессы.  Но это дело украинское, а российская позиция достаточно понятная – добиться смягчения санкций. Для этого приходится смягчать позицию, или хотя бы символически  делать шаги в сторону Минского процесса, а с другой стороны, сделать массу неприятностей «братскому украинскому народу».

А как бы Украина, по Вашему мнению, должна была бы пытаться выбраться с честью и с умом из данной ситуации?  Мы понимаем, что даже если будет установлен украинский контроль на границе, в любой момент люди из окружения Путина устроят мини-Гляйвиц, ту или иную провокацию на границе, и вновь обострят вооружённую агрессию.

Я, конечно, не собираюсь давать советов киевскому руководству, но я бы очень аккуратно относился к стремлению инкорпорировать эту территорию назад. Это тот случай, который можно назвать отравленным яблоком. Надо подумать и очень аккуратно взвесить, а не сразу глотать эту наживку,  — ситуация довольно рискованная, потому что она в интересах Владимира Путина.

Если Украина возвращает Донбасс к себе, то ответственность за все, что там происходит, будет нести киевская власть. Вот появятся какие-нибудь отмороженные партизаны  — когда там три миллиона человек среди них наверняка найдётся какое-то количество людей…  

…например, амнистированные бывшие соратники Моторолы, которые не согласятся с ходом реализации Минского процесса.

И которые «уйдут в леса», начав партизанить. Кроме этого, тут, мне кажется, есть функционально непонятные вещи. Вот есть вполне понятная символическая жажда победить противоположную сторону — символически овладеть территорией и взять ее под контроль, а что дальше!? Очистить кадровые структуры!?

Это будет вызывать опять же стрельбу в подворотне, не очистить их нельзя, потому что они будут работать на соседнее государство.  После войны есть желание свести счёты, но тут должно работать правильное правило, как у шпаны уличной: тебе проблемы разрешить, или зло сорвать?  Я думаю, что зрелое государство должно решать проблемы. То есть,  надо находить какое-то промежуточное решение, когда все будут при своих интересах. Думаю, что в результате чем-то похожим и кончится.

А пойдёт ли Кремль на военной рывок? Постоянное подливание огня свидетельствует о определённых намерениях, но насколько сильно они могут бить милитаризированы?

Не думаю. Путинская вертикаль и силовики будут использовать именно теперешнюю стилистику, в стиле, подлить немножко оружия. Но повторить то,  что было в 2014 году уже невозможно, по двум причинам: во первых  это будет совершенно очевидно воспринято Западом как срыв всех возможных договоренностей и будет сопровождено усилением санкций, чего Путин допустить не может.

А во вторых есть такая вещь, — как путинская политическая стилистика: он никогда не делает того, чего от него ждут. Вот не ждали истории с Крымом, никто не мог себе представить, что такое может состоятся.  И никто не смог, не успел ничего ему противопоставить, потому что все было неожиданно. Теперь его ждут в Украине, ждут в Прибалтике, ждут где угодно, ждут всяких неприятностей, следовательно, как бы это ни смешно не звучало, он делать их не будет, а поддерживать напряжённость – да.

И  поскольку сейчас у Кремля нет реальных (ни материальных, ни военных) ресурсов, чтобы разворачиваться всерьез, — вмешиваться в силовую историю у Кремля технически сил нет, — то будут продолжаться такие ходы: напрыгнул-отпрыгнул, напугал, ввел, поджог, кого-то застрелил — это да. А серьезной войсковой операции я совершенно не ожидаю, здесь во всяком случае, хотя может что-то произойдет в Средней Азии.

У Путина и его соратников выборы на носу, а мы видим, как рейтинги «Единой России» и прочих его проектов начинают сыпаться. И мы понимаем что, хочет он или не хочет, но он должен сделать какое-то внутриполитическое сальто-мортале, какой-то кульбит, но, к сожалению, из всех доступных инструментариев я вижу в распоряжении Кремля только поднятие градуса агрессии и крика «на нас нападают злобные жидобандеровцы».

Конечно, идеальной для Владимира Путина была бы маленькая победоносная война. Вот было три войны и три всплеска рейтинга: Чечня, Грузия, Украина. Четвертый раз вряд ли удастся, и вряд ли удастся на украинском направлении. Думаю тут надо точнее оценивать угрозы для Путина.

Да, «Единая Россия» теряет рейтинг. Да, она наберет, пусть даже в два раза меньше голосов, чем на прошлых выборах — на прошлых выборах у них было около 50%, сейчас пусть она наберет  25%, но для Путина в политическом плане ничего не измениться.

Он давно ментально отделился от «Единой России» — он перевесил этот жернов на Дмитрия Медведева и, если проиграет Единая Россия, то от него не убудет, по той простой причине, что все думские партии, которые туда пройдут —  «Справедливая Россия», «ЛДПР», коммунисты — по-прежнему зависят от Кремля. А во-вторых, впервые за десять лет мы вернулись к системе выборов по одномандатным округам.

Половина состава Думы будет выбрана по мажоритарным одномандатным округам, где победят так называемые независимые. Это, например, те люди, которые два года назад работали с «Единой Россией» — представители так называемых местных элит, как у вас «Партия Регионов».

Потом, когда они поняли, что «Единая Россия» теряет популярность – они снимают майку с надписью «Единая Россия», одевают другую и идут на эти выборы, посколько у них там все схвачено: и местные силовые структуры, и договоренность с избирательной комиссией и прессой. Они побеждают, как независимые, и половина Думы будет состоять вот из такого коллектива, который, по сути, будет пропутинский.

И они будут голосовать так, как нужно Кремлю. Поэтому для Владимира Путина абсолютно неважно, какой будет партийный состав Думы. Все равно эта Дума будет голосовать, так как ей скажут из Кремля. 

 

Источник