Анатомия солдата. 5 книг, которые изменят ваше мнение о войне Ноя12

Добавить в

Анатомия солдата. 5 книг, которые изменят ваше мнение о войне

Анатомия солдата. 5 книг, которые изменят ваше мнение о войне

10 ноября, 2018, 11:20

Во всех книгах этого обзора герои вынуждены выживать. И даже если все зависит от многих жизненных причин — потому что речь все-таки о войне — все равно прежде всего это означает борьбу с самим собой

Таким образом, через исповедь, воспоминания и анализ войны авторы помогают понять того, кто воевал – в прошлом, а также сегодня, на Востоке Украины.

Анатомия солдата. 5 книг, которые изменят ваше мнение о войне

Уинстон Черчилль. Воспоминания про Вторую мировую войну (Том 1 и 2). – К.: Издательство Жупанского, 2018

В этом необычном издании представлена авторизованная сокращенная версия шеститомного сборника с эпилогом, в котором автор вспоминает послевоенные годы. В целом в обеих книгах представлена детальная панорама Второй мировой войны, причем акценты автор расставляет совсем не так, как принято в "официальной" историографии. Также следует напомнить, что автор книги — сэр Уинстон Черчилль (1874-1965) – один из самых известных государственных и политических деятелей ХХ века, который за время своей политической карьеры успел дважды побывать премьер-министром Великобритании, одновременно находясь на должности министра обороны в тяжелые для стран Британского содружества во время Второй мировой. В 1953 году Уинстон Черчилль получает Нобелевскую премию по литературе с формулировкой "за неотразимость исторического и биографического описания и блестящее ораторское искусство, с помощью которого отстаивались высшие человеческие ценности". Эту премию он получил именно благодаря своей главной литературной работе, книге мемуаров "Воспоминания о Второй мировой войне", в которой он рассуждает о тяжелых временах, которые выпали на долю человечества в ХХ веке,

Анатомия солдата. 5 книг, которые изменят ваше мнение о войне

Вторая мировая. Непридуманные истории: (не) наша, живая, другая. – Х.: Виват, 2018

Сборник "воспоминаний" наших современников о Второй мировой, заключенный Вахтангом Кипиани, вполне можно отнести к альтернативным источникам, хотя частная история – давно признанный во всем мире инструмент фиксирования памяти. В данном случае – это семейные предания, которые слышали в детстве и юности современные авторы, среди которых известные журналисты, поэты и писатели – Ирина Славинская, Тарас Антипович, Олег Коцарев и другие. Кроме того, как замечает составитель сборника, осталось еще немало других авторов. "Идея воплотилась более сотней публикаций, — пишет он о своем проекте на сайте "Украинская правда". — Заговорили и живые, и те, кого уже давно нет на белом свете. Получили право голоса очевидцы событий: воины разных армий (Красной, УПА, дивизии "Галичина"), жители оккупированных нацистами, их союзниками и большевиками территорий, остарбайтеры, дети, женщины". Начинается сборник известной многим современникам тех трагических событий сценой, которую, наконец, уже сегодня модная озвучить в полный голос. "Семью моей бабушки Веры война застала в Тернополе, в новом доме. И было это не в июне 1941 года, а в сентябре 1939-го. Одной ночи в дверь постучали: "Открывай! Полчаса на сборы. Брать только необходимое…"

Анатомия солдата. 5 книг, которые изменят ваше мнение о войне

Кристина Лукащук. Михаил Сорока. – Брустуров: Дискурсус, 2018

В оформленной автором книги истории описаны времена, когда для юного героя и его Родины наступили тяжелые времена – "часть Украины входила в новую империю названием СССР, а часть принадлежала Польше". Поэтому, чтобы противостоять спольщенню Галичины, появилась Украинская военная организация (УВО), в которую входили в частности Степан Шухевич, Евгений Коновалец, Юрий Тютюнник, а также герой книги. Параллельно описывается история его будущей супруги, также члена ОУН, осужденной по делу покушения на польского министра. Дальше были советские лагеря, где Екатерина стала символом несокрушимости, а Михаил – основал во Владивостоке подпольную "ОУН-Север", принимал участие в восстании каторжан 1954-го года, подавленом танками, и вообще провел полжизни в тюрьмах и концлагерях. Оба встретились еще один-единственный раз во Львове – в общей могиле, как напоминает автор, на Лычаковском кладбище. Война с оккупантами у них была одна на двоих, и это так же объединяло их жизни – вплоть до самой смерти.

Анатомия солдата. 5 книг, которые изменят ваше мнение о войне

Гарри Паркер. Анатомия солдата. – Х.: Фабула, 2018

Эта феноменальная книга — дебютный роман офицера британской армии, который воевал в Афганистане и Ираке, потеряв в ходе боевых действий обе ноги. Автор выбрал необычную форму повествования – возможно, ради того, чтобы "эстетика" боли и страданий не казалась такой, какой она есть на самом деле на войне, то есть полной крови, пота, грязи и проклятий. Говорят обычные военные вещи, из которых, собственно, и состоит "анатомия солдата" – ботинки, которые надевал герой романа, жгут для защемления артерии, которым его обматывали, когда произошел взрыв, мешок с удобрением, который вез юный моджахед, установил взрывчатку, детонатор внутри бомбы, аппарат искусственного дыхания в госпитале, куда попал раненый воин, и другое. В частности инвалидная коляска, которой не закончилась, а продолжилась эта героическая история. "- Как у меня получается? — спросил ты. — Извини, дружище, крайне жалкое зрелище. Вряд ли сможешь даже в паб заехать. — Ну, ты умеешь подбодрить, Адам. Зачем я вообще тебя слушаю? — Ты толкнул хромированные верхние ободы моих колес вперед, и я покатился по линолеуму".

Анатомия солдата. 5 книг, которые изменят ваше мнение о войне

Богдан Кушнир. На линии соприкосновения. Любовь и ненависть. – Х.: Фолио, 2018

По сюжету, который напоминает продолжение боевика "Коммандос", герой этого романа, основанного на реальных событиях, потерял в жизни все. В свое время, еще будучи офицером стратегической разведки, который работал под дипломатическим прикрытием, он оказался в эпицентре громкого скандала, после которого наступил крах. "Вергун пришел в себя в большой темной комнате. Окна зашторены, в глаза немилосердно бьет свет, а он задыхается — не хватает свежего воздуха. Горло пересохло так, что задыхаешься, и очень хочется пить. — Правила игры известны? — раздался незнакомый голос. Вергуна внимательно рассматривали двое огромных парней и с квадратными челюстями. — Будешь отвечать сразу или помочь?" На самом деле российская контрразведка пыталась уничтожить его физически, но наш герой чудом выжил после двойной дозы неизвестного психотропного препарата. И потом, поселившись на заброшенной лесной дачи и отгородившись от мира, Семен Вергун жаждал мести, ведь теперь ему уже ничто не было страшно. Впоследствии он находит отраду на фронте, где жизнь снова обретает смысл, но совершенно иной. Тем более что именно здесь, в боях на Востоке Украины, он лицом к лицу сталкивается со своим заклятым врагом.

 

Источник